Человеческие судьбы в зеркале политических репрессий советской эпохи -часть 2

Жанбосинова А.С.

ВКГУ им. С. Аманжолова, г. Усть-Каменогорск

Часть 1 «Человеческие судьбы в зеркале политических репрессий советской эпохи»

В эти годы родилась известная теория судебных доказательств А. Вышинского, где главным критерием виновности обвиняемого считалось соответствие совершенных другими участниками противоправных действий задачам и целям организации, за принадлежность к которой он был арестован. Деятельность сотрудников следственного аппарата была направлена на получение и признание собственной вины арестованным. В качестве механизма силового давления с разрешения ЦК ВКП (б) с 1937 года использовались пытки и истязания.

В августе 1937 года в Риддере была вскрыта «контрреволюционная национал-фашистская организация», в которой активное участие принимали многие жители провинциального городка, организующей основой, которой стали:

Тайчибаев Максут — бывший редактор местной газеты «Жұмысшы»,

Мадалиев Есен Али — бывший заместитель директора Риддерского комбината «АПМ»,

Турлубаев Шайхи — бывший начальник спецсектора Риддерского комбината «АПМ»,

Насыров Сейльбек — бывший ответисполнитель отдела кадров комбината,

Оспанов Темирбай — бывший ответисполнитель Семипалатинского Агентства Риддерского комбината «Алтайполиметалл»,

Алибаев Мукат – бывший инструктор горкома ВКП (б) города Риддера и др.

Слово «бывший» упоминается в архивных материалах НКВД по отношению к арестованным и обвиняемым в «контрреволюционных преступлениях». Этим словом проводилась черта между жизнью до ареста и после ареста, и не было надежды на возвращение к прошлому.

7 июля 1937 года Риддерский ГО НКВД производит арест Тайчибаева Максута, его семья, супруга Нагима, сын Беккет, дочери Роза и Рая, где старшему ребенку было 9 лет, а самому маленькому всего 2 года, остались в полной изоляции, как семья врага народа. Одновременно с ним и немного позже были арестованы Есен-Али Мадалиев– 7 сентября, Сеильбек Насыров – 20 сентября, Шайхи Турлубаев – 21 сентября, Мукат Алибаев – 14 октября. Аресты продолжались, начавшись с единичного следственного дела, и расширились до массового по велению приказа №00447 [18].

По словам обвиняемых, «цель нашей антисоветской националистической организации состояла в том, чтобы любыми мерами добиваться компрометации русских руководящих работников, добиваться всеми мерами снятия их с работы, и на место их в руководстве ставить своих казахских работников, что мы и делали» [10: 54].

Согласно материалам следственного дела, их организация действовала с 1930 года. «Моя контрреволюционная деятельность, — записано в допросе Ш. Турлубаева, – началась с сентября 1932 года. На этот путь я встал при следующих обстоятельствах: в 1932 году я работал зам. председателя Карагандинского областного комитета союза рабочих железнодорожного шоссейно-портового строительства в городе Акмолинске. В ноябре 1932 года я вошел в контрреволюционную национал-фашистскую организацию, и «все наши контрреволюционные националистические взгляды и вместе с тем разговоры сводились к якобы неправильной национальной политике в Казахстане. Я с целью проведения своей практической контрреволюционной националистической деятельности при оказании реальной поддержки националиста Юсупбекова, выдал Нуртазину 1000 рублей из средств Обкома Союза. В городе Риддере контрреволюционную группу возглавлял видный казахский авторитет националист Мадалиев и не малую роль как руководитель в этой группе играл националист М. Тайчибаев».

На вопрос: «Какие цели ставила Ваша антисоветская националистическая организация? – Шайхи Турлубаев отвечал следующее: «Прямо ответить на этот вопрос я не смогу, т.к. детально посвящен в это не был, но мне известно, что задача нашей организации в Риддере заключалась в том, чтобы сколотить вокруг себя антисоветский националистический элемент, разжигать среди них и других казахских работников недовольство политикой партии по национальному вопросу, разжигать межнациональную рознь между казахами и русскими, добиваться захвата руководящих должностей и расстановки своих людей на руководящих работах, вызвать недовольство и недоверие к руководству партийной организацией Риддера, где в большинстве находились русские работники, вызвать общее недовольство рабочих казахов условиями Риддера».

На другой вопрос, «Какими путями и методами добивалась Ваша организация достижений указанных целей?», ответ звучал еще нелепее: «…это легально, нелегально использовались случаи для антисоветской националистической пропаганды по вопросам национальной политики, отсутствии роста казахских кадров, зажим и притеснение казахских работников, распространение клеветы на руководство партийной организации Риддера и пр. С этой целью созывался казахский актив, делались замаскированные выступления членов организации на собраниях и выступления в печати» [10: 31-34]. 

(Шайхи Турлубаев был осужден к лишению свободы в ИТЛ сроком на 10 лет. Пропал без вести.  Реабилитирован 19.04.1958 г., Военная коллегия Верховного Суда СССР, За отсутствием состава преступления. прим. elimai.kz )

Действительно по инициативе Риддерского горкома партии проводилось совещание казахского актива с участием редактора газеты «Жұмысшы» М. Тайчибаева, заместителя директора Риддерского комбината «Алтайполиметалл» Е. Мадалиева, инструктора горкома М. Алибаева и др. В протоколах было указано, что член антисоветской националистической организации М. Тайчибаев в своем выступлении в мрачных красках говорил о плохих условиях труда казахских рабочих, приводил цифры уменьшения количества казахских рабочих на Риддере, говорил, что ему в редакцию поступают письма, жалобы рабочих казахов на плохие условия, и что никто не принимает никаких мер. М. Тайчибаев дал реальную картину происходящего на комбинате, великодержавный шовинизм по отношению к рабочим казахам допускал факты издевательского отношения, например, просто так ради смеха намазать губы казаху свиным салом, просто так обозвать его оскорбительным словом и пр. [14: 8].

Действительно, будучи редактором газеты М. Тайчибаев видел то, о чем писал М. Чокаев [15], имперскую националистическую сущность репрессивной политики партии большевиков. В одном из номеров газеты рассказывалось об оргнаборе казахов из аула, попавших в распоряжение Андреева, которые качались и падали от голода, которые использовались на самых грязных и тяжелых работах, которым просто не выплачивалась заработная плата [16].

Решением Бюро горкома Риддера М. Тайчибаева исключают из партии, отбирают партийный билет, и аннулируют партдокумент с № 1582355 и поручают следственным органам провести подробное расследование националистической деятельности М. Тайчибаева в Риддере. С целью обезопасить себя, Бюро горкома в постановляющей части решения записал: «признать, что пребывание на посту редактора газеты «Жұмысшы» в течение шести лет афериста и националиста М. Тайчибаева явилось результатом притупления бдительности руководства горкома» [17].

Рупор народа, глас народа газета «Жұмысшы», ныне газета «Дидар», в лице М. Тайчибаева видела свою задачу в целенаправленном объективном освещении политических, экономических событий в Риддерском регионе.

М. Тайчибаев типичный пример человеческой судьбы тех лет, сын крупного бая Тайчибая, который при царизме 18 лет был волостным управителем, владел большой площадью земель в Атбасарском уезде под названием «Тайчибаевский Шунгурколь», имел несколько батраков. До приезда в Риддер М. Тайчибаев во второй половине 1920-х годов работал в качестве заместителя председателя Губернского союза Рабземлес, затем был народным судьей в Атбасаре и Акмолинске, работал помощником Акмолинского прокурора, председателем Атбасарского профбюро. Столь поразительный разброс в профессиональной сфере объясняется нехваткой кадров в период активного социалистического строительства в Казахстане, политикой коренизации. Все вопросы, связанные с назначением и переброской кадров из одного места в другое, находились в ведомстве Крайкома, например, письмо Крайкома от 9 июля 1931 года, где говорится:

«Тайчибаева немедленно откомандируйте, согласно решению Крайкома он передает ся на газетную работу». Подпись Цветков [17].

VII Пленум Казкрайкома КП(б)К указал, что «казахские националисты являются агентурой японского фашизма, союзниками контрреволюционных троцкистов», применяют те же методы – вредительство, шпионаж, диверсию. В материалах Пленума говорилось о притуплении большевистской бдительности в партийной организации Риддера, в качестве примера приводился арест М. Тайчибаева и его сообщников. М. Тайчибаева обвиняли в безграничном произволе по отношению к сотрудникам редакции, в насаждении методов лживой буржуазной прессы [19].

Глас народа, СМИ активно изобличали, каждый июльский номер газеты «Риддерский рабочий» 1937 года был посвящен «казахскому национализму», названия статей изобличали «феодальные порядки М. Тайчибаева, его национальные взгляды», рассказывали о его дружбе с работниками комбината Турлубаевым и Насыровым, о его связях с Суюнчалиным и Мадалиевым. В заключение, все авторы требовали «до конца расследовать деятельность Тайчибаева и его сообщников» [13].

Содержание отдельных статей было направлено против так называемых «сообщников», в частности в указанной газете одна из заметок была посвящена Е-А. Мадалиеву, партийному руководителю крупного промышленного гиганта «Алтайполиметалл». В прошлом, пишет автор, Е-А. Мадалиев был активным участником контрреволюционной националистической группировки в Казахстане, известной под именем «рыскуловщина» [20]. Органы НКВД расширили связи Е-А. Мадалиева и попутно обвинили его в создании «немецко-фашистской банды» в Урджарском районе, основной задачей которой было насильственное свержение советской власти и образование буржуазного государства [21].

Е-А. Мадалиев был расстрелян 5 марта 1938 года, его обвиняли по статье 58-2, 58-7, 58-8, 58-11 [22]. (Реабилитирован 06.02.1957 г., Выездная сессия военной коллегии Верховного Суда СССР, За отсутствием состава преступления.прим. elimai.kz )

Обвинения в адрес «контрреволюционной группы М. Тайчибаева» содержали аналогичные пункты статьи 58 УК РСФСР. В марте 1938 года М. Тайчибаев как организатор и руководитель был приговорен к высшей мере наказания. (Реабилитирован 17.09.1957 г., Верховный суд СССР, За отсутствием состава преступления.  — прим. elimai.kz )

Находясь в тюрьме, Максут Тайчибаев написал письмо секретарю обкома партии Г. К.Курицыну:

«Дорогой Курицын. Я с 1 сентября 1931 г. в Риддере. …Если вы беспристрастный командир. Прошу не доводить меня до смерти. Ибо туберкулез самая опасная болезнь. Я не подлец – поэтому жду. Я должен еще сказать, я воспитывался в котле партии. Должен умереть за дела партии. Должен нести любую тяжесть за дело Ленинско-Сталинской партии, буду бороться за ее генеральную линию до последней капли крови. Этого мужества у меня есть. Я самый скромный коммунист, подхалимства, семейственности у меня нет. Водку не пью. В гостях не бываю… Пусть буду жертвой за тех, кто являются действительными виновниками» [17].

Наивные обвиняемые до последнего надеялись доказать, что они невиновны, обращались к партии как последней инстанции, свято веря, что она уж точно разберется и накажет тех, кто виновен, а их освободит.

Политические методы, используемые правительством в 1930-е годы, были заложены революцией 1917 года, когда превентивные меры, заложничество, круговая порука, принцип коллективной ответственности стали методой революционных репрессий с первых же дней существования советской власти. Целью всех операций конца 1930-х годов была генеральная чистка страны от социально-опасных, так называемых «бывших» людей, врагов советской власти. Их массовыми арестами и расстрелами ЦК ВКП (б) руками НКВД должен был ликвидировать пятую колонну в СССР на случай будущей войны. Ключевую роль в генеральной чистке сыграл 1937 год, только для этой даты характерны громкие судебные процессы, активная и непрерывная работа судов, Военных трибуналов, Особого совещания, двоек, троек одновременно и радикально-генеральная репрессивная чистка всего советского общества.

ЛИТЕРАТУРА:

1.О чистке партийных рядов // Прииртышский коммунар. — 1935. — № 94 (725). – 6 сентября.
2. Нурпеисов С. Итоги проверки партийных документов // Большевик Казахстана. – 1936. – №2. – С.40-57.
3. АП РК. Ф. 141. Оп. 1. Д. 8095. 194 л.
4. ГАВКО. Ф. 130п. Оп. 15. Д. 9. 74 л.
5. На вылазку врага ответим еще большим усилением бдительности // Риддерский рабочий. – 1937. — №136. – 17 июня.
6. ГАВКО. Ф. 135. Оп. 1. Д. 418. 155 л.
7. ГАВКО. Ф. 135. Оп. 1. Д. 232. 165 л.
8. ГАВКО. Ф. 135. Оп. 1. Д. 425. 198 л.
9. ГАВКО. Ф. 6п. Оп. 1. Д. 393. 109 л.
10. ГАВКО. Ф. 130. Оп. 15. Д. 10. 100 л.
11. АП РК. Ф. 725. Оп. 2. Д. 43. 63 л.
12. Выкорчевать до конца троцкистско-правую националистическую агентуру фашистской разведки // Риддерский рабочий. – 1937. — №161. – 17 июля.
13. Вскрыть до конца контрреволюционные дела националиста Тайчибаева и его сообщников // Риддерский рабочий. – 1937. — №159. – 15 июля.
14. ГАВКО. Ф. 462. Оп. 4. Св. 10. Д. 88. 59 л.
15. Чокаев М. Туркестан под властью Советов. – Алма-Ата: «Айкап», 1993. – 160 с.
16. Жұмысшы. – 1931 год. – №13. – 6 декабря
17. ГАВКО. Ф. 1п. Оп. 2. Д. 4985. 50 л.
18. Дело №1213 // Архив ДКНБ РК по ВКО. Ф. 1.
19. Сокрушительный удар по врагам народа, местным националистам // Риддерский рабочий. – 1937. — №155. – 10 июля.
20. Еще раз о гнилом примиреченстве к контрреволюционному местному национализму // Риддерский рабочий. – 1937. — №165. – 22 июля.
21. Процесс антисоветской немецко-фашистской банды в Урджарском районе // Риддерский рабочий. – 1937. — №225. – 2 октября.
22. Дело №1219 // Архив ДКНБ РК по ВКО Ф.1.


Материалы международной научно-практической конференции «ЗНАТЬ, ЧТОБЫ НЕ ЗАБЫТЬ: ТОТАЛИТАРНАЯ ВЛАСТЬ И НАРОД в 20 — начале 50-х годов ХХ века»
30-31 мая 2014 года

 

Похожие материалы: