Движение казахов

Движение казахов Младшего и Среднего жузов (1773-1776 гг.)
Участие казахов в восстании Пугачева. После подавления восстания яицких казаков в 1772 г. в степь стали просачиваться слухи о брожениях на русской пограничной линии. Многие казахские роды, терпевшие притеснения от колониальной администрации, были не прочь воспользоваться этим для восстановления своих прав на пастбища, отобранные казаками. Участились набеги на крепости, потрава казачьих посевов, захват продовольственных обозов. Но вскоре борьба начинает принимать более широкие и организованные формы.

Уже в сентябре 1773 г. с нападения на Бударинский форпост началось пугачевское восстание. Пугачев, приняв имя Петра III, рассылал по степи “Манифесты”, в которых обещал казахам свободу, земли, право “жить прежним обычаем и по прежней вере”.
Эти манифесты послужили искрой для массового присоединения казахов к армии Пугачева. Уже в сентябре 1773 г. хорошо вооруженные казахские отряды начали осаду крепостей почти на всем протяжении русско-казахской границы.

24 сентября казахи, из рода байбакты, напали на Сахарную крепость, крупные силы собирались у Озерной и Красногорской крепостей. К середине октября казахи держали в постоянной осаде все укрепления от Оренбурга до Гурьева. Многочисленные отряды стали переходить границу и нападать на крепости на Едиле. В декабря 1773 г. казахи появляются у Царицына и Астрахани. Положение гарнизонов на Яицкой линии было настолько сложным, что командование было вынуждено отдать приказ покинуть небольшие крепости. К концу 1773 г. казахи полностью контролировали степи вдоль нижнего течения Жаика, блокировали крепости Горькой и Сибирской линий.

Часть казахской родовой верхушки сразу же поддержала восстание Пугачева. Надеясь, что восстание в приграничных районах России позволит ослабить колониальный нажим на казахов, хан Абылай начинает переписку с Пугачевым, отказывает в помощи царским карательным отрядам, официально разрешает своим подданным нападать на русскую пограничную линию. Большая часть казахской знати Младшего жуза также поддержала восстание. Активное участие в организации нападений на русские отряды принял султан Досады и его сын Сейдалы. Хан Нуралы, совершенно потерявший авторитет среди казахов пытался помочь осажденным в Яицком городке, но ввиду колебания в своем отряде поспешил откочевать подальше от охваченных войной районов и выждать.
В январе объединенные силы казахов и повстанцев взяли Гурьев и перерезали все коммуникации от Астрахани до Оренбурга.

В то же время значительные казахские силы участвовали в осаде Оренбурга. Однако особый размах антиколониальное движение казахов приобретает весной 1774 г. После снятия осады с Оренбурга часть казахов двинулась с армией Пугачева в Башкирию, часть осталась в долине Жаика.

Казахские отряды нападали на крепости Сахарную, Яицкий и Илецкий городки, Татищеве, Чернореченскую, Нижнеозерную, Бузулукскую, Орскую крепости, несколько раз пытались штурмовать Оренбург. В середине мая 1774 г. произошло столкновение казахов с карателями у Петропавловской крепости. Несмотря на сильный артиллерийский огонь казахи заставили казаков отступить. Уход армии Пугачева к Казани осложнил действия отрядов Младшего и Среднего жузов.

Руководители крупных отрядов летом 1774г. собрались в Торгае для переговоров о совместных действиях.
Поражение восстания.
После разгрома Пугачева летом 1774г. под Царицыным русское правительство наконец получило возможность послать крупные военные силы в казахскую степь для помощи осажденным крепостям. Однако, несмотря на поражение пугачевцев, казахи продолжали борьбу, уничтожая продовольственные обозы, запасы сена и посевы, чем вызвали голод среди русского населения Оренбургской, Астраханской и Саратовской губерний. После казни Пугачева в январе 1775 г. царские войска начали карательные походы в глубь казахских степей.

Поддержку русским войскам оказал и Нуралы хан, верно служивший колониальной администрации. Казахи оказали мужественное сопротивление. карателям и даже сами нападали на казачьи хутора и крепости по Жаику и Едилю. Особо отличился отряд рода байбакты, который возглавлял Сырым Датулы. Байбактинцы действовали в районе казачьих поселений на Едиле, разгромили несколько крепостей и хуторов, разбили гусар Молдавского полка.

Весной 1775 г. русские войска начинают карательные действия против казахов. Для этого кроме яицких казаков и гарнизонов крепостей были привлечены большие отряды донских казаков, гусарские и драгунские полки, башкиры и калмыки, регулярная пехота. Разбившись на несколько колонн, русские войска при поддержке Нуралы начали уничтожать все казахские аулы на своем пути. Все лето продолжалась карательная экспедиция вдоль Жаика.

Казахи, несмотря на мужественное сопротивление, были вынуждены массами откочевывать в глубь степей.
Восстание “Невидимки”.
Репрессии только временно снизили накал борьбы. Уже осенью 1775 г. движение вспыхивает с новой силой. Во главе его становится двадцатидвухлетняя Сапура Матенкызы из рода табын. При поддержке мужа и Досалы султана она создала легенду о человеке-невидимке – Коктемире, который якобы живет в ее доме и призывает казахов продолжить сопротивление. Сапура от имени Коктемира, считавшегося святым, обещала скорое возвращение “нового государя” – Пугачева и начала собирать в своей ставке войска. Весной 1776 г. отряды Сейдалы султана совершили ряд походов против башкир, участвовавших в карательных экспедициях.

Вдоль пограничной линии вновь стало неспокойно, казахские отряды стали совершать нападения на крепости, сжигать фураж и продовольствие, захватывать пленных. Большие отряды численностью до 10 тыс. человек начали концентрироваться между Гурьевым и Кулагинской крепостью для большого похода в Россию. Были совершены нападения на Верхнеуральскую, Таналыцкую, Орскую крепости, на Илецкую защиту и Оренбург. Напуганная действиями казахов местная администрация затребовала новые войска из центральных губерний.

Отошли от движения и многие султаны, подкупленные колониальным аппаратом. Так, в феврале 1776 г. на сторону России перешел султан Досалы. Это внесло раскол и растерянность в лагерь Коктемира. Летом Сапура и поддерживавшие ее роды, не дождавшись помощи от казачества и башкир и опасаясь новых репрессий, откочевали в глубь степей. Боевые действия на пограничной линии временно прекратились.