Кенесары Касымов — архивные документы

Воен. Министр. Ген.-губернатору Зап Сиб.; 1 мая 1841 г. № 1912.

(Пометка получено 26 мая 1841 г.)

Арх. шт. Сиб. окр. 2 отд. Генер. шт. Сиб. корп. 1841 г. № 30

Генерал-адъютант Перовский, донося, что султан Кенисара Касымов безусловно ищет милости Правительства и даже изявляет готовность прислать в Оренбург ближайших своих родственников, ходатайствует о прощении его с тем, чтобы он оставался между Оренбургскими Киргизами и возвратил двух плененных им казаков за что освободит захваченных отрядами, командированными от вверенного Вашему Сиятельству корпуса, брата Кенисары — Габдуллу, племянника Нурхана, Султана Канджана Кучакова и Киргиза Бейсынбая Дюненбаева.

По всеподданнейшему докладу о сем Государю Императору, его Величество, принимая в уважение, что с покорением Кенисары уничтожится главное препятствие к возстановлению спокойствия в степи, Высочайше повелеть [45] соизволил объявить ему Всемилостивейшее прощение, освободив означенных Киргизов и отменив за тем высылку от Сибирского корпуса экзекуционных отрядов, против Кенисары Вашим Сиятельством назначаемых.

Высочайшую волю сию сообщая Вам, Милостивый Государь, к надлежащему исполнению, долгом считаю присовокупить, что я об оной уведомил и Г. Оренбургского военного губернатора, с которым Вы не оставите войти в сношение насчет освобождения находящихся в плену Киргизов.

Подпись: Ген-адъют. Князь Чернышев.

=================================================================

Султан Кенисара Касымов Председателю Оренб. погран. Комиссии: 7 июня 1841 г.

(Копия с копии)

Арх. шт. Сиб. окр. 2 отд. Генер. шт. Сиб. корп. 1840 г. № 30

По примеру предков наших Хана Аблая, принявшего присягу на верноподданство Великого Государя Императора, мы располагались кочевьем на Исель Нуре, уповая на Бога и не беспокоясь ни о чем как только о спокойствии нашего народа, но вдруг грянул на нас гром следующим образом.

В 1825 году сделанный в Каркаралинском приказе заседателем Султан Ямантай Букеев питая Бог весть какую то злобу и без всякой причины наговорил на нас начальнику того приказа Ивану Семеновичу Карначеву, который, выехав с 300 Русскими и 100 человеками Киргизов за путеводительством Кара-Кисяцкого рода Киргиза Ябалака, разбил аулы султана Саржана Касымова, отделений Алтая, Такы, Тмяча и награбил безчисленное множество скота и имущества и убил 64 человека остальные же спаслись бегством.

В 1827 году команда до 200 человек выступившая из Кокчетава под начальством Мингряву Майора, разбила аулы отделений Алике и Чубуртпалы, убила 58 человек награбила безчисленное имущество, что происходило на Турис Аккан.

В 1830 году выступившая из Кара Уткула команда в числе 100 человек под начальством одного сотника с 600 человеками Киргизов и с Султаном Кунгур Кулжею Худай-Медиевым заманив к себе обманом людей сказанных отделений, убила 190 человек, а остальные спаслись бгством.

В 1831 году выступившая из Кокчетава команда в числе 500 человек под начальством подполковника Алексея Максимовича, разграбила вторично аулы Султана Саржана отделений Алтай Тока родов Каракисяцкого, Алчинского и Джигалбаллинского при чем убито 450 человек и увезено одно дитя Саржана что было при реке Сыры Су.

В 1832 году выступившая из Кокчетавского приказа команда в числе 250 человек под начальством Петра Николаевича Кулакова задержала Султанов Исенгильды и Кучака Касымовых и, возив их с собою разграбила Узуновцев, Турыевцев и Джан-Айдаровцев при чем убито 60 человек, что было при Тургае на Кум Кичу (песчаный брод). [71]

Наконец, не имея возможности переносить безвинного притеснения, убийства и грабежей и не почитая себя ни против кого виновным, и как некому было доводить до сведения Правительства о вышесказанном гонении, принуждены мы были удалиться на Каратау для спасения самих себя, где прожили несколько лет, а при обратном кочевании открылась новая беда следующим образом.

В 1836 году выступившая из Ак-Тава команда, в числе 400 человек под начальством Тиньтяк майора, разграбила Алчинцев Джагинбайлинцев, Тока, Тмячевцев и убила 250 человек, это было зимою на урочище Гляути Сары Су.

В 1837 году выступившая из Кокчетавского приказа команда, в числе 400 человек под начальством Ивана Семеновича Карпачева и за путеводительством Язы-Янова, разграбила Аликинцев, Калкамановцев и Туртууловцев и убила 350 человек, в том числе Бия Яманкару.

В том же году выступившая из Як-Тава команда в числе 500 человек под начальством Тиньтяка майора, преследовала нас до Улы Тава но возвратилась без добычи.

В 1838 году выступившая от Кара Уткуля команда, в числе 300 человек с Султаном Кунгур Кулжею Худай-Метдиевым, одним киргизским майором и 100 человеками Киргизов, разбила аулы Кучака Касымова и Бия Сайдалия, убила 21 девку, 8 женщин, 25 человек мужчин и 80 взяла в плен что было при Эланчине на Айрикум Аккуме.

В том же году команда, вышедшая из Яр Кална в числе 500 человек, разграбила аулы Султана Саржана, Алтаевцев, Карныковцев и Тмячевцев, убила 400 человек и взяла с собою 100 человек, в том числе Бия Бояндыя, что было при Турга на Джалбама-Кара-Уб.

В том же году вышедшая из того-же места команда в числе 400 человек под начальством какого то неизвестного Русского, встретившись с вышедшим из Кара Уткуля Султаном Кунгур-Кулжею принудила перекочевать 2,300 аулов Кавандыновцев и Суюндюковцев на свою сторону, поручив дело это сему Султану, который на пути делал им большие обиды, но Туртууловцы будучи недовольны, убежали. Тут убито 160 человек, а остальные за тем аулы команда увела с собою.

В том же году осенью вышедшая из Кокчетавского приказа команда, в числе 300 человек неизвестно под чьим начальством с Султанами Байгарою Таировым и Джадаем Айчуваковым, разграбила 200 аулов положила на месте 240 человек и увлекла в плен жен и дочерей султанских. [72]

В 1840 году команда, вышедшая из дивана, в числе 300 человек, разграбила аулы Султана Саржана, Алтаевцев и Кажагалинцев, убила 70 человек и увлекла в плен 20 женщин и угнала 2300 лошадей, 300 верблюдов, 3000 баранов и 100 голов рогатого скота; что было на Глябти-Кампан-Карсане.

В том же году команда, выступившая из двух мест с Кара-Уткуля и Яр Кална в числе 700 человек, соединившись вместе, разграбила Кузгановцев, Каксаловцев и Колман-Киргизов, убила 81 человека, 20 взяла в плен, угнала 6000 баранов, 255 коров и 300 верблюдов. Эти отделения были наши Теленгуты. Все это происходило на Кизим-Кызыл-Яре, тут-же угнали Наиман-Кипчаков.

В том же году осенью команда, вышедшая с Яр Кална, в числе 200 человек, разграбив Кипчаков, Узуновцев и Турыевцев, убила 30 человек.

Все это происходило по наговору Султана Ямантая Букеева. Теперь да будет известно Вашему Пр-ству, какую злобу питали к нам Сибиряки и как мы были безвинно гонимы ими и, потерпев такие неприятности, принуждены были спасти себя бегством. Через это более и более вооружили мы против себя Сибиряков, которые полагали, что мы не хотели будто повиноваться им: я не приглашал к себе никаких родов. Сибиряки, выезжая беспрестанно в степь, грабили и убивали людей, как своего ведомства, так и степных Киргизов, отчего пошли толки, что я, Кенисара Касымов, вооружился против Сибирской линии. Наконец, не нашед никакого правосудия со стороны их, прикочевал я к Оренбургской линии, для того, чтобы искать себе у Великого Гозударя покровительства, приют и убежище и довести до сведения Оренбургского начальства о всех потерпенных мною бедствиях; я не утаиваю, что при разграблении Алтыбашева отделения Бия Булсуджи Ямгурчина я был, это было мое мщение ему за его дело. Султаны Кенисара и Кучак Касымовы печати приложили.

============================================================

Командир Сиб. корп. Командиру Оренб. корп.; 10 ноября 1841 г. № 465.

(Копия с копии)

Арх. шт. Сиб. окр. 2 отд. Генер. шт. Сиб. корп. 1841 г. № 26.

Милостивый государь Василий Алексеевич!

Из прилагаемой при сем копии с показания Старшины Качкинбая Кожебергенева, Ваше Пр — ство можете удостовериться, что султан Кенисара Касымов возобновил прежния свои нападения на торговые караваны и, намереваясь расположиться со своим скопищем в окрестностях Улу-Тау, вероятно, не оставит в покое Сибирские волости; почему всепокорнейше прошу Вас, милостивый государь, воспретить ему вторжение в подведомственную мне часть Киргизской степи, ибо, как я уже имел честь сообщить Вашему Пр-ству с № 376-м, на поступление его в Сибирское ведомство я ни под каким видом не могу согласиться и если Вы, милостивый государь, исходатайствовавшие ему прощение, засвидетельствовавшие пред его Величеством об его покорности и добровольно принявшие его в ваше ведомство, [136] не найдете способов удержать его в пределах Орснбургских, то тем менее могу я его изгнать из вверенного мне края без употребления силы, к коей прибегнуть ни в каком случае ныне решиться не могу, равно как и ответствовать за дальнейшее спокойствие в Сибирской степи, быв вполне убежден, что занятие вновь Улу-Тауских гор Кенисарою и его сподвижниками будет первым шагом к возобновлению бывшего и едва утушенного мятежа.

Подпись: Князь Горчаков.