Культура в 20-х – первой половине 30-х годов

Развитие системы образования. Одно из безусловных достижений советского режима – развитие системы народного образования и осуществление сплошной грамотности. Уже в 1918г. принимаются “Декларация о единой трудовой школе” и “Положение о единой трудовой школе”, в которых провозглашались основные принципы советской образовательной системы – бесплатность, совместное обучение мальчиков и девочек, исключение из преподавания богословских дисциплин, отмена всех видов наказания, школьное самоуправление. Все школы делились на две ступени -первую, для детей 8-13 лет и вторую, для детей 13-17 лет. Началась активная работа по преобразованию медресе, мектебов и русско-казахских школ в советские. К концу гражданской войны в Казахстане действовало 2410 школ с 144 тыс. учащихся, из которых 31 тыс. – казахи. Однако большая часть школ работала в неприспособленных помещениях, 99% казахских школ вообще не имело своих зданий. Единых учебных программ не было, практически не было учебников. Для казахских детей и детей батраков и сирот устраивались школы-коммуны и школы-интернаты. В 1923 г. было уже 2025 школ со 128 000 учащихся, а в 1925 г. – 2 713 школ со 160 924 учащимися. В то же время количественный рост школ в тяжелейшей экономической ситуации привел к падению качественного состояния системы образования. Так, в 1927 г. только 1,5% казахских аульных школ и 28% русских школ имели свои помещения. Если в 1911 г. на одного ученика русско-казахской школы тратилось в среднем 17 рублей, то в 1927 г. на одного ученика русской школы 1 ступени – 16 рублей, а казахской школы – 7 руб. 70 коп. На одного ученика гимназии в 1913 г. тратилось 180 рублей, в 1927 г. на одного ученика школы II ступени – всего 22 руб. 70 копеек. Тем не менее, власти предпринимали огромные усилия по ликвидации неграмотности. В 1930 г. был декларирован переход к всеобщему обязательному начальному обучению, а в 1931 г. было введено всеобщее обязательное семилетнее образование. Расширялась сеть интернатов в которых к 1934 г. обучалось более 24 тыс. учеников. В 1925 г. в казахстанских школах был установлен единый образец аттестатов, свидетельств, 5-бальная система оценки, единая продолжительность учебного года и каникул, упорядочена структура школ.
Одним из важнейших компонентов системы образования в 20-30-е годы была ликвидация неграмотности среди взрослого населения. В 1921 г. правительством Казахстана была образована Центральная Чрезвычайная комиссия по ликвидации неграмотности (Казграмчека), руководившая всей работой по организации пунктов, где взрослое население овладевало азбучной грамотой.
С 1921 по 1927 год в этих пунктах было обучено около 200 тыс. человек, в 1929 г. – 150 тыс., а в 1930 г. – около 500 тыс. человек.
Несмотря на то, что к 1935 г. обучением в Казахстане было охвачено 91% детей школьного возроста, лишь треть из них училась в семилетних и средних школах, казахских средних школ вообще не существовало.
В 20-х- 30-х гг. проводилась большая работа по методическому обеспечению школ. В 1921 г. в Семипалатинске отпечатали учебники “Есеп куралы”, “оку куралы” и “Tiл куралы” А.Байтурсын и М. Дулатулы. При Госиздате была образована редакционная коллегия для создания новых учебных пособий, к написанию которых были привлечены А. Бокейхан (“География”), М. Жумабай (“История Казахстана”, “Педагогика”), Ж. Аймауыт-улы (“Дидактика”), Б. Омаров (“Алгебра”) и другие известные представители национальной интеллигенции. В 1927-28 учебном годах для казахских школ было издано уже более 30 наименований учебников общим тиражом 575 тыс. экземпляров.
Тяжелый удар по системе образования нанес переход казахского языка в 1929 г. с арабской графики на латинскую. Одновременно с борьбой за всеобщую грамотность власти пытались оторвать казахов от огромного духовного наследия веков, зафиксированных в книгах с арабским шрифтом.
Кроме того, даже после усовершенствования А. Байтурсыном в 1924 г. арабица позволяла казахам читать любые тюркоязычные издания, в т.ч. и выходившие за рубежом, что считалось политически вредным. Сотням тысяч казахов, умеющим читать по-казахски на основе арабской графики, пришлось вновь стать неграмотными и осваивать новый алфавит.
В годы Советской власти в Казахстане начала развиваться система высших учебных заведений. В 1926 г. в Ташкентском высшем педагогическом институте был образован казахский факультет. В 1928 г. факультет был переведен в Алма-Ату и преобразован в Казахский государственный университет. Два года спустя он был переименован в Казахский педагогический институт, а в 1935 г. получил имя Абая Кунанбаева. В 1929 г. в Алма-Ате был открыт зооветеринарный институт, а в 1930 – сельскохозяйственный. В 1934г. в столице состоялось открытие двух новых вузов – Горно-металлургического института и Казахского государственного университета им. С.Кирова (ныне КазГУ им. Аль-Фараби). В 1931г. в Алма-Ате открывается первый в республике медицинский институт. Открываются педагогические и учительские институты в Уральске, Семипалатинске, Актюбинске, Петропавловске, Чимкенте и Кустанае. В 30-е годы начинает развиваться система заочного обучения.
Наука. В годы гражданской войны и послевоенное время начинается постепенное возрождение науки Казахстана. Этот процесс осложнялся отсутствием сложившейся структуры научно-исследовательских организаций, нехваткой средств и подготовленных научных кадров. В рассматриваемый период развивались преимущественно прикладные научные проблемы, разработка которых была вызвана насущными потребностями. В 1918 г. в Ташкенте был создан Туркестанский восточный институт, а в 1919г. – историко-статистический отдел при штабе Казвоенкомата, делившийся на историческую, этнографическую и естественно-географическую секции. В 1920 г. отдел был преобразован в Ученую Комиссию и передан в ведение Наркомпроса, причем к существовавшим трем секциям была добавлена археологическая. В том же году группа сотрудников комиссии, считая, что ученые не могут плодотворно работать будучи должностными лицами, основали Общество изучения Казахского края, как преемника Оренбургского отдела РГО и Оренбургской ученой архивной комиссии. В 20-х годах увидели свет научные труды членов Общества А. Чулошникова, Ф. Рязанова, А. Диваева, М. Тынышпаева, М. Дулатулы. В 1924 г. в Общество входили 84 ученых.
В 20-х годах в Казахстане появляются первые научно-исследовательские учреждения. Химико-биологическая лаборатория (1922 г.). Краевая станция защиты растений (1924 г.), Санитарно-бактериологический институт (1925 г.), Институт удобрений и агропочвоведения (1926 г.).
В 30-х годах начинает налаживаться академическая структура науки, в 1932 г. была образована Казахстанская база АН СССР, преобразованная в 1938 г. в Казахский филиал АН. Возникает сеть научно-исследовательских институтов – Институт национальной культуры (1933 г.). Научно-педагогический институт (1933 г.). Всего в 1932 г. в республике работало 12 НИИ, 15 опытных станций, 186 опорных пунктов, лабораторий, гидрометеостанций.
Росли научные кадры Казахстана. Если в 20-х годах в республике работали ученые из центральных регионов, академики А.Ферсман, А. Самойлович, И. Губкин, профессора С. Руденко, А. Григорьев, то в 30-х годах ученое звание профессора получает выдающийся казахский историк С. Асфендиаров. Тем не менее численность ученых-казахов была невелика. Так, из 42 преподавателей КазГУ в 1936 г. было всего 8 казахов. Такая же ситуация была и в других вузах и научно-исследовательских институтах.
Литература. В начале XX в. казахская литература была уже на достаточно высоком уровне. Огромной популярностью пользовались произведения классиков казахской литературы – А. Бай-турсына, Ш. Кудайбердыулы, М. Жумабая, Ж. Аймауытулы, придерживавшихся в своих произведениях общечеловеческих ценностей, принципов гуманизма. В то же время появляется плеяда молодых литераторов, представителей т.н. “пролетарской” литературы – С. Сейфуллин, Б. Майлин, И. Жансугуров, С. Муканов, появляются первые работы М. Ауэзова, С. Муканова, Г. Мусрепова, М. Хаким-жановой.
Первая половина 20-х годов характеризовалась господством в литературе классического направления, созданного Абаем, однако власти, прекрасно понимая, что литература обладает огромным пропагандистским потенциалом, прилагают огромные усилия по созданию казахского “социалистического реализма”. Эти мысли высказывались на V краевой партконференции в 1925 г., собрании казахских студентов вузов Москвы в 1924 г. и собрании казахских студентов Ташкента в 1929 г. В середине 20-х годов разгорелась дискуссия о месте и роли литературы в жизни общества и о наличии казахской “пролетарской” литературы. В ходе этой дискуссии такие поэты и писатели, как М. Жумабай, Ж. Аймауытулы, А. Байтурсын, М. Дулатулы, К. Каменгеров были обвинены в национализме. Литературная деятельность этих авторов в 20-е годы послужила позже поводом для обвинения их в антисоветском заговоре и репрессий. Одновременно шла работа по установлению политического контроля над творчеством самих “пролетарских” писателей и поэтов. С этой целью в 1926 г. создается Казахская ассоциация пролетарских писателей (Каз-АПП), имевшая свой печатный орган “Кус жолы”. Этот альманах стал основным орудием критики “буржуазных” и “националистических” литераторов. Таким образом, к началу 30-х годов в Казахстане устанавливается жесткий контроль над литературой, целый ряд жанров, тем и направлений становится запретным и дальнейшее развитие казахской литературы происходит не благодаря, а вопреки политике властей.
Музыкальное и театральное искусство. Музыкальное и песенное искусство казахов, как самое распространенное и популярное у народа, с первых дней Советской власти стало объектом пристального внимания со стороны партии большевиков. Уже в 1919 г. в г. Верном был проведен слет акынов Семиреченской области. Сразу же после гражданской войны началась работа по сбору и систематизации творческого наследия народа. В 1921 г. был образован Главный политико-просветительный комитет, музыкальный отдел которого записывал народную музыку, организовывал музыкальные коллективы и т.п.
В 1925 г. известный ученый-этнограф и музыкант А. Затаевич опубликовал труд “1000 песен казахского народа” – плод многолетней работы по сбору и систематизации музыкальных произведений казахов. В 1931 г. он опубликовал “500 казахских песен и кюев”. В целях популяризации народной музыки и песенного искусства в крупных городах стали производиться концерты казахских исполнителей. В 1925 г. в Париже в составе делегации советских артистов выступил А. Кошаубаев, вызвав восторженные отклики французской прессы. Большую известность получили акыны и музыканты Ж. Жабаев, К.Дзербаев, И. Байзаков, Т. Амренов, Н. Байганин, О.Шипин.
С начала 30-х гг. в Казахстане начинает бурно развиваться музыкально-драматическое искусство. В 1933 г. на основе Постановления Казкрайкома ВКП (б) началась организация казахских театральных и музыкальных студий в Москве, Ленинграде и Алма-Ате. 13 января 1934 г. на базе музыкальной студии при Казахском драматическом театре был открыт Казахский государственный музыкальный театр, первыми постановками которого стали “Айман-Шолпан” М. Ауэзова и “Шуга” Б. Майлина. Крупными событиями стали оперы Е.Брусиловского “Кыз Жибек”, “Ер Таргын” и “Жалбыр”. Известными певцами становятся артисты Музыкального театра К. Байсеитова, К. Жандарбеков, прославилась танцовщица Ш. Жиенкулова.
Развиваются и традиционные драматические жанры. До середины 20-х годов в Казахстане существовали лишь любительские театральные труппы, наиболее известными из которых были Семипалатинская и театр Оренбурского казахского института народного образования. На базе последнего в январе 1926 г. в Кызыл-Орде был открыт первый профессиональный казахский театр, где работали М. Ауэзов, Ж. Шанин, С. Кожамкулов, К. Куанышбаев, К.Жандарбеков, 3. Атабаева и другие талантливые драматурги, режиссеры и артисты.