Послевоенный период

Казахстан в послевоенный период

Возвращение к мирной жизни требовало перестройки всей экономики, настроенной на производство в основном военной продукции, на мирный лад. Кроме того, в годы войны произошла некоторая либерализация местных рынков, повысилась доходность сельского хозяйства, был ослаблен идеологический диктат марксизма в пользу национализма и патриотизма. Однако власти после победы над Германией вернулись к довоенным формам экономики и политической жизни.

Общественно-политическая ситуация.

Победа Советского Союза в войне привела к росту в его элите державных, имперских настроений. Стала настойчиво подчеркиваться основная роль русского народа в победе, стала пересматриваться его роль в истории других народов, в т.ч. и казахов, как народа-просветителя и покровителя. В связи с этим появился тезис о «буржуазном национализме» среди национальной интеллигенции.

Объектом жесточайшей критики со стороны властей стала «История Казахстана», изданная в 1943 г. Началось навязывание идеологических стандартов, подавление национального самосознания, господство шовинизма и даже национал-фашизма в культуре и науке. В общественное сознание внедрялась концепция об особой мессианской роли России в истории нерусских народов, о благотворном характере российского колониализма, история казахов отрывалась от истории других тюркских и мусульманских народов и искусственно привязывалась к истории России.

Национально-освободительное движение стало трактоваться как реакционное, часть освободительных восстаний казахов в ущерб истине стали объявляться классовыми, антифеодальными. Те представители национальной интеллигенции, которые не хотели смириться с новыми идеологическими установками, жестоко за это поплатились. В конце 40-х-начале 50-х гг. были репрессированы историки Е. Бекмаханов, подверглись преследованиям М. Ауэзов, К. Сатпаев, Е. Исмаилов, X. Жумалиев, А. Жубанов и многие другие. В 1951г. критике из центра подвергся национальный эпос, в том числе такие сокровищницы народной культуры, как «Кыбыланды», «Ер Сайын», «Шара батыр», «Ер Едiге» и др. объявленные феодальными, воспевающими ханов и «эксплуататоров». Только смерть Сталина в 1953 г. остановила новую волну репрессий.

Вторая половина 40-х-начала 50-х стала апогеем системы лагерей. Только Степной лагерь, располагавшийся в Ишимских степях, насчитывал с 1949 г. 200 тыс. заключенных. Крупными лагерями были Карагандинские и Джезказганские лагеря. Очень большой контингент составили бывшие солдаты и офицеры, попавшие в лагеря за пребывание в фашистском плену, а также участники антисоветских восстаний в Прибалтике, на Украине, в Белоруссии и на Кавказе. В 1948 г. были созданы «лагеря специального режима» для лиц, осужденных за «контрреволюционную» и «антисоветскую» деятельность. Именно в этих лагерях в конце 40-х-начале 50-х гг. вспыхнули восстания. В 1952 г. восстание подняли заключенные Кенгирского лагеря недалеко от Жезказгана. В этом же году восстание вспыхнуло в Экибастузе. Оба стихийных выступления были жестоко подавлены силами МВД, МГБ и регулярной армии.

Экономика Казахстана.

В послевоенный период экономика Казахстана испытывала большие трудности. Крупной проблемой стало обеспечение промышленных предприятий рабочей силой после возвращения эвакуированного населения в западные регионы СССР. Заметно выросла текучесть кадров, снизилась трудовая дисциплина, резко упала производительность труда. В 1946 г. наблюдался даже некоторый спад производства, что вынудило власти вернуться к командно-административным методам управления экономикой, что дало свои результаты, в основном в промышленности. В 1946 г. был пущен в действие Усть-Каменогорский свинцово-цинковый комбинат, завершилось строительство угольного разреза в Экибастузе, вводились новые мощности на Актюбинском и Балхашском комбинатах, начали добычу нефти новые промыслы. Развивалась транспортная сеть, в 1950 г. завершилось строительство железной дороги Моинты — Чу. Весной 1949 г. начала действовать автоматическая телефонная станция в Алма-Аты, были телефонизированы все районные центры.

Положение в сельском хозяйстве было более тяжелым, чем в промышленности. Казахстан в порядке оказания помощи республикам, пострадавшим от оккупации, отправил безвозмездно 17,5 тыс. голов крупного рогатого скота, 22 тыс. лошадей, 350 тыс. овец, по льготным ценам было продано около 500 тыс. голов скота. В то же время на селе проводились меры по ужесточению колхозного режима. В 1946-49 гг. у крестьян были отобраны и отнесены к колхозным земли, присвоенные колхозниками во время ослабления государственного контроля за селом. В 1948 г. у колхозников был отобран личный скот. Объем обязательных поставок ежегодно возрастал, закупочные цены же оставались ниже уровня 1940 г., что покрывало только 15% себестоимости произведенного зерна. Денежная реформа 1947 г., носившая конфискационный характер, ударила прежде всего по сельскому населению. Денежная масса сократилась на треть, но система обмена денег разорила крестьян и крупных вкладчиков сберкасс. Хотя в 1947 г. карточная система была отменена, в стране надвигался новый голод.

В 1950 г. была предпринята новая сельскохозяйственная реформа, заключавшаяся в укрупнении колхозов. В результате число колхозов в Казахстане сократилось с 6 773 в 1945 г. до 2 047 в 1952 г.. Это привело к исчезновению ряда населенных пунктов, уменьшению личных наделов крестьян, урезанию натуроплаты и не привело к радикальному улучшению положения в сельском хозяйстве. Так, в итоге аграрной политики властей в СССР в конце 40-х-начале 50-х гг. вновь начинаются продовольственные затруднения. Тяжелой была социальная обстановка. Уровень заработной платы рабочих и служащих вырос в 1950 г. по сравнению с 1940 годам в 1,5 раза, в то же время розничные цены выросли в 3 раза, что привело к снижению покупательской способности. Колхозники же за свой труд получали в четыре раза меньше, чем горожане и не имели права свободного передвижения по стране