Потери казахов от голода 1932–1933 годов составили 4 миллиона 68 тысяч человек

Сведения казахского национального лидера Алихана Букейхана раскрывают истинные масштабы голода 1932–1933 годов: численность казахов сократилась с 6,47 миллиона в 1924 году до 2,1 миллиона в 1937 году. Массовый арест интеллигенции «Алаш» в 1929 году свидетельствует, что это было спланированной акцией по уничтожению казахской национальной идентичности, самосознания народа.

ALAGolod

Среди казахских историков и демографов до сих пор нет единого мнения не только о числе пострадавших казахов от голода 1932-1933 годов, но и о том, какую численность составляли казахи до этой трагедии. Важно подчеркнуть, что все противоречия о сравнительном числе жертв национального бедствия народа происходили из-за отсутствия, точнее, из-за сокрытия достоверных статистических сведений о подлинной численности казахов накануне массового голода. Немалую лепту в эти противоречия, чаще всего намеренно, вносят учёные из России, которые пытаются опровергнуть исследования казахских историков и демографов 1990-х годов и занижают количество погибших и откочевавших от голода в сопредельные страны казахов, опираясь лишь на официальные статистические данные советского руководства. Например, А.Н. Алексеенко заявляет, что «с учётом всех возможных поправок потери казахского населения составили не более 1,840 тысяч человек, или 47,3% от численности этноса в 1930 году», тем самым выражая несогласие с цифрами, обнародованными казахским демографом Макашем Татимовым о более чем двух миллионах погибших и 616 тысячах безвозвратно откочевавших, и историком Асылбековым о 2,5 миллиона погибших и 616 тысяч безвозвратно откочевавших (всего 3 116 тысяч человек).

Но для того, чтобы убедиться, мягко говоря, в недостоверности официальной советской статистики, достаточно взглянуть на итоги первой всеобщей переписи населения Российской империи 1897 года. В своих же исследованиях казахская элита «Алаш», в частности, лидер казахского национально-освободительного движения «Алаш» Алихан Букейхан, опиралась именно на итоги первой переписи.

Исследования Букейхана о численности казахов представляют научную ценность тем, что, во-первых, он являлся очевидцем и непосредственным участником первой всеобщей переписи населения Российской империи 1897 года в Казахском степном крае. Во-вторых, он в 1896–1901 годах, участвуя в работе экспедиции, организованной Министерством земледелия и государственных имуществ Российской империи под руководством Ф.А. Щербины, подворно исследовавшей численность казахов и их хозяйства в трёх степных областях Казахстана, а также работавший в 1902–1903 годах в научной экспедиции С.П. Швецова по экономическому обследованию районов Сибирской железной дороги, по праву считался лучшим экспертом по Казахстану до и после революции 1917 года.

Так численность народа, назвавшего своим родным языком казахский, по итогам первой всеобщей переписи населения России 1897 года равнялась 4 084 тысячам. Однако даже эти сведения о численности казахов оказались не совсем объективными. Поскольку, как подчеркивалось в обращении группы казахской интеллигенции во главе с Букейханом к казахскому населению Тургайской области под заголовком «Казахскому народу!» («Қазақ халқына!»), опубликованном в июньском номере газеты «Қазақ» в 1917 году в связи с предстоящей переписью населения, в ходе первой всеобщей переписи 1897 года и повторной переписи населения Кокшетауского уезда спустя 10 лет – в 1907 году, казахи скрывали или уменьшали количество своих детей допризывного и призывного возраста из-за подозрений и страха, что «перепись производится с целью призыва их детей на службу в русскую армию». Немало казахских семей просто откочевало в глубь степи, чтобы избежать переписи.

Если исходить из расчёта Алихана Букейхана, что естественный рост казахов за прошедшие 10 лет к 1924 году составил 979 тысяч человек при общей численности в 6 миллионов 470 тысяч к началу Первой мировой войны 1914 года, то за 8 лет, прошедшие с 1924 по 1932 год, естественный прирост должен был составить не менее 783 тысячи человек. Следовательно, численность коренного населения Казахстана накануне голода 1932 года и только в пределах республики составляла по крайней мере 7 миллионов 250 тысяч человек.

А более объективное, пусть даже приблизительное число жертв голода 1932–1933 гг. позволит определить: «Репрессированная перепись» 1937 года, по официальным данным которой спустя 4 года после общенационального бедствия, численность казахов составляла 2 миллиона 181 тысячу 520 человек. Если же это количество выживших казахов отнять из общей численности казахов к началу 1932 года, а также исключить среднее число откочевавших в сопредельные страны казахов в 1 миллион человек, то получим наиболее вероятную численность истреблённых голодом казахов в 4 миллиона 68 тысяч 480 человек…

Остаётся добавить, что казахский народ, имея численность более 7 миллионов человек, являясь пятым по численности народом в Российской империи и СССР и самым крупным во всей Центральной Азии до 1932 года, после 1933 года составлял менее 2 миллионов, навсегда потеряв более 5 миллионов 68 тысяч человек. Из них более 4 миллионов физически истреблённых, или 70% общего числа населения, едва достигнув к 1937 году 2 миллиона 181 тысячу 520 человек.

Полностью статья на сайте http://www.megapolis.kz/art/Poteri_kazahov_ot_goloda