Присоединение Казахстана к России ч.1

Когда казахи присоединились к России?

Говорят, что новое — это хорошо забытое старое. Это, конечно, нельзя полностью применить к науке. Но есть доля истины в этом изречении, поскольку забытые источники или нераскрытые архивные документы дают любителям истории новый взгляд. Редко вспоминаем мы об одной публикации на казахском языке, появившейся девяносто три года назад! Именно в ней есть интереснейшие сведения о знаменательном историческом событии.

Наши дни

В 1911 году в первом номере журнала «Айкап», журнале популярном и любимом в степи, несущем идеи просвещения и демократии, появилась статья Мухамеджана Сералина под названием «Казак, кай заманда Россияга косылган?» («В какие времена казахи присоединились к России?») Позже фактологический материал данной публикации был существенно дополнен в третьем томе пятитомного труда «История Казахской ССР» на основе архивных данных. Но при этом не были приведены ни ссылка на статью Мухамеджана Сералина, ни имена и фамилии тех десятков тайпа-аксакалов и ру-аксакалов, которые реально вершили историю в середине XVIII века. Именно им принадлежало решение о добровольном присоединении к России. Они командовали войсками своих, племен и родов. Без их согласия ни один хан или султан не осмелился бы претворить в жизнь свои намерения. Конечно, для советского времени имена руководителей племен и родов отождествлялись с понятием «феодальная верхушка», возможно потому их имена умалчивались. Удивительно, но среди их потомков были известные представители интеллектуальной элиты казахов в XX веке. Но эти факты оставались долго скрытыми. Некоторые неизвестны и сегодня.

В целом можно отметить, что исторические труды, изданные в советское время, отличаются скрупулёзным приведением цитат из архивной литературы, но при этом в работах давалась оценка сточки зрения советской идеологии. Отсюда-тенденциозность, иногда искаженное представление об истоках событий и их ходе. В этом смысле источники дореволюционные менее предвзяты. А потому они должны обязательно приниматься во внимание.

Положительную роль сыграл всплеск общественного интереса к неисследованным или малоисследованным моментам казахской истории в первые годы постперестроечного времени. Вышедшая в 1993 году книга Балгабека Кыдырбек-упы «Тауасарлы Казыбек» представляет ценность в том отношении, что в ней присутствует традиционное национальное понимание ряда многих важных исторических событий. Эту книгу невозможно однозначно отнести ни к художественной, ни к научной литературе. Она написана в жанре традиционных народных преданий казахов. В ней отражены те противоречия, которые возникали между всесильными в XVIII веке ру-аксакалами, батырами и другими видными личностями в решении вопроса о присоединении казахов к России.

Таким образом, мы можем рассмотреть разные точки зрения (из письменных источников — от М. Сералина и до современности, а также народные предания), которые объединяет одно намерение — попытка понять мышление народа и корни его волеизъявления.

В 1730 году в России царствовала императрица Анна Иоанновна (1693-1740) племянница Петра Великого. В тоже время у казахов ханом Старшего жуза был Жолбарс, ханом Среднего жуза — Самеке, ханом младшего жуза — Абулхаир. Каждый из них независимо принимал политические решения, исходя из общественного мнения своего жуза. По существу, это мнение определяли ру-аксакалы, руководители родов-общин. Ру-аксакалами были не обязательно седобородые старцы. Ими могли быть мужчины среднего возраста или даже довольно молодые джигиты. Они признавались родом-общиной лидерами. В их смене была своя преемственность. Выбирались обычно те люди, которым были свойственны дальновидность, аналитический ум, благородство, находчивость, отвага, инициативность и хотя бы умеренное богатство. Часто ру-аксакалами становились бии и батыры. Бии уже были признанными мудрецами, а батыры выделялись как предводители ополчения, лидеры войска. Потому авторитет таких людей позволял им стать ру-аксакалами. Ру-аксакалы отвечали за судьбы рода-общины. Они наделялись правом выступать от имени всего рода и распоряжаться его собственностью: территорией, скотом, оружием. У казахов бии, батыры и ру-аксакалы не назначались и не выбирались. Они просто признавались обществом. Выбирались только ханы.

Ханы выбирались ру-аксакалами на курултае. Так называлось собрание ру-аксакалов с целью обустройства и взаимодействия родов-общин, иногда обсуждения совместных действий. Традиционно ханами избирались представители рода «торе» — прямые потомки Чингисхана.

Старший жуз, Средний жуз и Младший жуз российские чиновники называли соответственно Старшая орда, Средняя орда и Младшая орда.

В историко-политическом плане они были правы, поскольку казахи Старшего жуза были выходцами из Белой орды, Среднего жуза -из Синей орды. Младшего жуза — из Золотой орды. Границы орды -автономного государственного образования со своим управлением, своей судебной системой, своей территорией, были обозначены ещё Чингисханом.

Понятие «жуз» означало «разновидность». Три казахских жуза — это три союза разных племён, образовавших единую казахскую нацию. Хан каждого жуза руководствовался мнением наиболее влиятельных ру-аксакалов при формировании и проведении своей политики. Сила ханской власти определялась умением искусно направлять мнения ру-аксакалов в нужное русло, прислушиваться к их советам, избегая навязывания со стороны аксакалов их клановых интересов. Справедливость хана определялась способностью сочетать интересы всех родов-общин, не отдавая предпочтения тем или другим.

Хан Абулхаир (1693-1748), сыгравший решающую роль в ходе присоединения казахов к России, слыл справедливым ханом. Его авторитет в Младшем жузе был настолько высоким, что ведущие ру-аксакалы часто соглашались с личным мнением хана и принимали решение, руководствуясь его мыслями. А такое случалось в условиях вольных степных традиций далеко не всегда. Те, кто признавались народом, имели большой авторитет: и к биям, и к ру-аксакалам ханы прислушивались. Решениям биев подчинялись все, от простого табунщика до хана жуза. Потому решение о присоединении части казахов к России было принято не единолично ханом Абулхаиром, а добровольно и демократично большинством населения. Но его инициатива была определяющей.
В истории казахско-росиийских отношений переломным был период конца двадцатых — начала тридцатых годов XVIII века. В 1726 году казахи нанесли сокрушительное поражение правому крылу джунгарских войск на берегах рек Буланты и Белеты в юго-восточной части Тургайской степи, Местность «Кара-сиыр» («Чёрная корова»), на которой происходило сражение, впоследствии получила название «Калмак кырылган», что в переводе означает «Место погибели калмаков».
«Калмаками» казахи называли джунгар, которые на самом деле происходили из племени ойрат. В своё время Чингисхан распорядился, что все, кого он оставляет на своей малой родине, будут называться «калмаками» то есть, «остающимися». Оставшиеся, в подавляющем большинстве ойраты, и были прозваны калмаками.

Поскольку ойраты составляли основу левого крыла войска Чингисхана, то их стали ещё называть джунгарами от слова «жен кара» («смотри в оба, будь внимательным»). Такую наблюдательно-оборонительную функцию выполняло левое крыло войск Чингисхана. Правое же крыло татаро-монгольских войск называлось «бурын-кара» («смотри вперёд») — это был передовой атакующий фланг. «Место погибели калмаков», таким образом, в реальности было местом погибели джунгар.

Большая победа при Буланты не могла стать поводом для расслабления. Приходилось думать о дальнейшем обеспечении безопасности. В 1728 году на горе Ордабасы состоялось совещание трех верховных биев казахских жузов. От Старшего жуза выступал Толе би, Средний представлял Казыбек би, а Младший — Айтеке би. Советтрёх биев принял единодушное решение об объединении всех казахских отрядов и создании единого народного ополчения, возглавить которое было поручено хану Абулхаиру. Таким образом, хан Абулхаир стал предводителем всего объединённого казахского войска. Ему хватило всего два года, чтобы укрепить дисциплину и создать дух единства в разрозненных доселе отрядах. Это казалось ранее невозможным, поскольку выдающиеся воины-батыры, оказавшиеся в вынужденном подчинении у Абулхаира, обладали незаурядными сильными характерами, были знамениты. Народ про них слагал дастаны, легенды, песни. Имена Кабан-бай батыра, Богенбай батыра, Жаныбек батыра, Наурызбай батыра, Кой-гельды батыра, Тайлак батыра, Саурык батыра, Карабалуана, Баян батыра и сегодня являются легендарными для казахского народа. Сплотить их и заставить забыть личные амбиции мог только дальновидный, уважаемый и умный человек.

В 1730 году состоялась великая Аныракайская битва в местности, расположенной на юго-восточном побережье озера Балхаш. Свое название «Аныракай», что в образном переводе означает «место стонов, мольбы о мгновенной смерти» местность получила после битвы. В этом сражении покрыли себя вечной славой не только вышеназванные нояны (полководцы), но и многие другие военачальники — те, кто командовал туменами (десятитысячными отрядами), тысячными отрядами (мынкол), рядовые воины… С древности казахи почитают батыров, называя их образы «аруахами». Казахское слово «ар-ру-ак» состоит из трёх слов: «ар» — честь, достоинство, «ру» — род, община, «ак» -чистота, белизна. Речь шла о людях, сохранивших честь и достоинство благодаря волевым качествам, героической силе духа. Потому таких батыров казахи почитали свято. Образы великих батыров сохранялись в памяти народа веками, передавались из поколения в поколение.

Выдающиеся черты их характера становились примером для молодежи. Мысленно собираясь перед боем, казах представлял образ героического предка. Никогда не упоминаемый в суете быта, образ аруаха придавал в тяжёлые жизненные моменты мужество, отва1у. Слово «Ар-ру-ак» было боевым кличем степняков, который трансформировался в русское «Ура!»

Имена героев Аныракайской битвы стали святыми именами. В этой битве участвовали не менее ста тысяч воинов со стороны казахов. Джунгары превосходили их по количеству. У джунгар была мощная артиллерия и стрелковое оружие, что отсутствовало у казахов. Но у казахов была непоколебимая решимость отстоять, во что бы то ни стало, свою свободу, и родную землю. Превосходству джунгар в численности и вооружении казахи смогли противопоставить отчаянную храбрость воинов и талант военачальников. Батыры Баян, Наурызбай, Райымбек непрерывно совершали со своими отрядами набеги в тыл противника. Эти рейды имели разведывательно-диверсионный характер, будучи, по существу, прообразом действий современного спецпаза. Именно эти небольшие отряды захватывали и уничтожали на месте части артиллерии противника ещё до начала сражения. Во время битвы, по приказу Абулхаира, батыры Барак и Батыр во главе своих отрядов врывались в гущу противника, а затем стремительно отступали, увлекая за собой джунгар туда, где их ждали засадные полки. Уловка оказалась удачной благодаря тому, что джунгары стремились во что бы то ни стало пленить казахских ханов или султанов. Абулхаир пустил ложный слух, что центром, правым и левым крыльями его войск командуют султаны Абылай, Барак и Батыр. На самом деле правым флангом командовал Саурык батыр, левым крылом — Богенбай батыр, центром — Тайлак батыр. Кабанбай батыр командовал мощным резервом, который должен был вступить в действие в самый решающий момент сражения.

Настоящее имя этого полководца было Ерасыл. Кабан-баем его прозвали за го, что он лучше всех использовал так называемую «тактику кабана», выражавшуюся в яростном и молниеносном наступлении, повергающем врага в смятение. Войско Кабанбая было сцементировано «чувством локтя», взаимовыручки, натренировано и выносливо. В Аныракайской битве стремительно налетевшие на врага отряды султана Абылая увлекли джунгар по своеобразным «коридорам» на раздвоенный центр, где с обеих сторон притаились засады войск Жаныбека батыра и Койгельды батыра. Большая часть джунгар попала в западню. Вперёд хода не было. Отступать приходилось, отражая удары и слева, и справа. Когда же часть войск противника сумела прорваться на исходные i юзи-ции, то в бой вступили резервные полки казахов, а также прорвавшиеся в тыл противника отряды батыров Баяна, Наурызбая, Есета и Райымбека. Состоялось великое побоище врага, воспетое в многочисленных богатырских преданиях, легендах, сказаниях. После этого трагического, но важного в истории казахов сражения народ стал называть тех героев «кднды балактар», что в образном переводе означает: «те, кто был по колено во вражьей крови». В легендах говорится, что после сражения уцелевшие воины долго бродили по полю в поисках раненных и убитых сородичей. Потому и получили они такое прозвище.

Аныракайская победа ознаменовала собой начало падения могучего Джунгарского ханства. Окончательный разгром ханству нанесла Поднебесная империя уже в конце XVIII века, когда само ханство ослабело настолько, что превратилось в кучку разрозненных, враждующих между собой уделов.

Именно Аныракайская победа и послужила началом более внимательного и уважительного отношения к соседям-казахам со стороны Коллегии иностранных дел России. Для России военная сила, показанная в Аныракайской битве казахами, была неожиданной. На это указывает красноречиво следующий факт. Ещё в 1726 году хан Абулхаир направил в Петербург посольство во главе с Койбагаром Кобековым с заданием добиться покровительства России и обещанием верной службы Российскому императору. Миссия оказалась обречённой на провал. Видимо, до победоносной для казахов битвы при реке Буланты в 1726 году, до собрания биев на холме Ордабасы и их судьбоносного решения об объединении всех войск трёх жузов, казахи казались «сырым» конгломератом неуправляемых племён, а не зрелой нацией, способной объединиться во время суровых испытаний и дать достойный отпор агрессору.

Россию интересовали направления северных и южных морей, взгляд её был устремлён на Европу, а не на грозящий конфликтами Восток. Для достижения мира на Востоке Россия предпринимала только дипломатические усилия. Россия не собиралась затевать изматывающую войну с Китаем. Me хотела она воевать и с Джунгарией, которой китайцы покровительствовали, поскольку в 1723 году Джунгария заключила мирный договор с Поднебесной империей. Повторим, никакого желания конфликтовать с укрепившей свои позиции во всей Центральной Азии и обезопасившей свои тылы с востока Джунгарией у российской власти не было. В том же, 1723 году, джунгары начали свою широкомасштабную агрессию против казахов, хотя кратковременные, но несущие потери для казахов набеги джунгары совершали и раньше.

Казахи, не имевшие объединённого регулярного войска, не могли сначала противостоять ведущим полувоенный образ жизни джунгарам. В отличие от своих предков: тюрок, огузов, монголов — казахи не имели регулярного войскового контингента и были увлечены мирным скотоводством. Исключение составляли лишь толенгиты из ханского войска. Но число толенгитов у каждого хана трёх жузов было ограниченным, а потому они скорее обеспечивали порядок внутри страны, но не играли значительной роли при внешней экспансии. Защита народа в особенно тяжёлые моменты происходила по решению совета трёх верховных биев жузов и войско собиралось из простых людей.

Военная экспансия была характерна для милитаристского Джунгарского ханства. Сила и влияние его в центрально-азиатском регионе были очевидны. Потому и Россия, и Китай, стараясь сделать именно это ханство проводником своих интересов, терпимо относились к военной агрессии этого государства против небольших наций. Сосредоточившая свои военные силы на Западе и Юге Россия вопрос безопасности на Востоке хотела решать только мирным путём. Как и везде во все времена, её государственная политика опиралась на поиск более сильных государств-партнёров. Потому Россия была заинтересована в мирных отношениях и с Китаем, и с Джунгарским ханством, которое само по себе считалось самым сильным в Центральной Азии, а кроме того, находилось в сфере влияния Китая.

В 1715 году посланники России Черсдов и Этигер сообщили хунтай-джи, правителю Джунгарии, что российское правительство не возражает против того, чтобы тот присягнул на верность России. В любом случае россияне ждали, по крайней мере, установления дружественных отношений. Никакого ответа не последовало.
Продолжение Присоединение к России ч.2