Скорбь и горечь целого народа…

Рифель Л.П.
КГУ «Государственный архив»
Управления культуры, архивов и документации
Восточно-Казахстанской области,
г. Усть-Каменогорск

СКОРБЬ И ГОРЕЧЬ ЦЕЛОГО НАРОДА… (депортация населения с Северного Кавказа по материалам ГАВКО)

1941-1945 годы Восточно-Казахстанская область стала пристанищем для репрессированных народов: немцев, чеченцев, греков и других. В 1944 году в нашу область прибыло около 30 тысяч спецпереселенцев с Северного Кавказа. В архиве Восточно-Казахстанской области хранится дело «Повагонные списки чеченцев» [1].

В это суровое время наша область была переполнена эвакуированными и приему такого количества спецпереселенцев, конечно, не была готова. Выселение чеченцев было проведено в течение 24 часов. Депортация и отправка эшелонов в пункты назначения началась 23 февраля 1944 года в 02:00 по местному времени и завершилась 9 марта 1944 года. У людей не было возможности собраться в такую дальнюю дорогу. Они, привыкшие к теплому климату, приехали в Казахстан, не имея ни теплой одежды, ни обуви, ни запасов продуктов. Многие из них погибли из-за тяжелых условий. Власти далеко не везде смогли обеспечить вновь прибывших продовольствием, работой и кровом. Сложно сказать, чего здесь было больше — жестокости по отношению к «предателям», или обычной неразберихи, неизбежной при скоропалительном и массовом переселении.

Что об этом говорят архивные документы? Из докладной записки начальника управления НКВД ВКО председателю исполкома Восточно-Казахстанского областного Совета депутатов трудящихся, 17 апреля 1944 г.

«В Шемонаихинском районе вопрос с освоением вселенных спецпереселенцев-чеченцев обстоит до сих пор неудовлетворительно. Причиной к этому служит с одной стороны недостаточное внимание работе со спецпереселенцами со стороны руководящего состава района, с другой нарушение отдельными работниками указаний руководящих органов, что в свою очередь вызывает нежелательные последствия. Все работники сельпо района не выполнили указания райисполкома о порядке выдачи продуктов питания спецпереселенцам. Вместо выдачи одновременно на 5 дней, выдали на 25 дней. Спецпереселенцы полученные продукты быстро израсходовали, оставшись совершенно без продуктов. На почве этого, как заявил председатель колхоза «Верный путь», в руководимом им колхозе 5 семей (из имеющихся 21 семейства) лежат и на почве истощения не могут двигаться. Остальные начинают пухнуть. Колхоз помочь, чем либо не может. От группы спецпереселенцев в числе 8 человек из колхоза им. Буденного в райспецкомендатуру поступило коллективное заявление, в котором спецпереселенцы пишут: «Ставим Вас в известность, что мы находимся в крайне тяжелом положении. Нам выдали по 100 гр. муки, по 50 гр.крупы. Это давно кончилось и мы уже не можем ходить и прийти к Вам. Вы к нам не приедете, мы не знаем, что с нами будет» [2: 4].

Из протокола заседания исполнительного комитета Урджарского районного Совета депутатов трудящихся «О переселении спецпереселенцев (чеченцев)», апрель 1945 г.

«1. Переселить спецпереселенцев чеченцев из с. Урджар в колхозы им. Калинина – 7 семей, им.Сталина (Покровка) – 12 семей, Красный дозор – 7 семей.

3. Обязать председателей колхозов им.Калинина, им.Сталина и «Красный дозор» обеспечить расселение семей соответствующими жилыми помещениями, топливом, приусадебными участками земли и по прибытии на места произвести санитарную обработку» [3: 80].

Из акта обследования условий спецпереселенцев-чеченцев, проживающих в поселке Аблакетка, 5 мая 1945 года:

«Большинство спецпереселенцев больны чесоткой, дистрофией. Особенно в тяжелой степени болели дети, которым совершенно не оказывалась медицинская помощь, не принимаются меры к улучшению питания, за исключением выдачи в сутки 300 граммов хлеба, который выдается с большими перерывами. Кудалиев Салман, 6-летнего возраста, отец якобы в Красной Армии, в течение 2 месяцев болел чесоткой, осложненной сплошными гнойниками кожи. Абдурзаков Хозан, 10-летнего возраста, одинокий, с тяжелой формой дистрофии 3 степени, не может передвигаться. В течение нескольких дней не получает продуктов питания, даже хлеба… В 1944 году на Аблакетке умерло от дистрофии 233 чеченца, от сыпного тифа 11, от других заболеваний 98» [2].

Только по Лениногорску больных сыпняком 14, дистрофией 64, с марта по июнь 1944 года умерло 307 человек. [2: 180]

Из письма заместителя секретаря ВК обкома КП (б) Казахстана в ЦК КП Казахстана

«На 01.12.1944 г. в Зыряновском рудоуправлении находилось 2122 чеченца (544 семьи), из них трудоустроенных 659 человек. Из трудоустроенных не работает 441 человек из-за отсутствия теплой одежды и обуви. Неработающие чеченцы живут в исключительно тяжелых условиях: они не имеют возможности даже выкупить хлеб по карточкам… На 01.01.1945 г. умерло 332 чеченца, из них 190 детей. В Зыряновске построены 33 двухквартирные землянки, в которых разместили 208 семей (538 человек). Сильная теснота, сырость, грязь. Из полученного чеченцами продуктивного скота: рогатого скота было 72 головы, осталось 4, овец получили 2 423, осталось 100. Большинство скота чеченцы вынуждены были менять на картофель, просо, заготовляя продукты на зиму, а меньшая часть была уничтожена на мясо, т.к. не было сена на зиму…» [4].

Из докладной записки секретаря ВК обкома КП (б) Казахстана И. Омарова «О трудовом и хозяйственном устройстве спецпереселенцев (чеченцев) с Северного Кавказа» секретарю ЦК КП (б) Казахстана Шаяхметову:

«… в период с 27 июня по 10 июля 1946 г. во всех районах области было проверено хозяйственное и трудовое устройство спецпереселенцев – чеченцев, где оказалось следующее:

В области расселено 6068 семей – 23 384 человека;

В т.ч.: в колхозах 1290 семей – 4 790 человек;

В совхозах 251 семей – 940 человек;

В промпредприятиях, стройках учреждениях 4 527 семей – 17 654 человека. Из общего числа 8 771 трудоспособных работают 8 192 человека, из них:

В колхозах 1172 человека В совхозах 477 -//- В промпредприятиях, стройках и учреждениях 6 086 человек. Из числа трудоспособных не работает 579 человек, в основном многодетные матери, часть мужчин и женщин по временной нетрудоспособности и некоторые из-за отсутствия одежды и обуви… Для устранения недостатков, связанных с улучшением бытового устройства спецпереселенцев-чеченцев, выявленных проверкой, независимых от местных условий, обком КП (б) К просит следующее:
1.В целях завершения индивидуального жилищного строительства домов для спецпереселенцев с Северного Кавказа необходимы фондовые строительные материалы на постройку 350 домов.
2.Для обеспечения 183 семей (945 человек), не имеющих трудоспособных членов, необходима им материальная помощь.
3.Ввиду исключительных затруднений необходимо отпустить для 800 человек некоторое количество одежды, обуви и пастельных принадлежностей.
4.Учитывая отсутствие в области домов инвалидов и для престарелых необходимо имеющихся 98 человек престарелых и инвалидов определить в инвалидные дома других областей.
5.Для более полного охвата детей школьного возраста необходимо отпустить одежды и обуви на 5 392 человека, из-за которой большинство из них не посещали школы в 1945-1946 учебном году» [5: 3-6].

Бюро ВК обкома КП(б)К ни раз отмечало, что в результате создания спецпереселенцам нормальных жилищно-бытовых условий на отдельных предприятиях как Белоусовском, Березовском рудоуправления «Убаредмет», колхозе «Вторая пятилетка» Лениногорского района улучшилось их отношение к труду, многие из них выполняют и перевыполняют нормы выработки. Однако, наряду с этим положение с хозяйственным, материально-бытовым устройством спецпереселенцев-чеченцев в некоторых промышленных предприятиях и колхозах по-прежнему оставалось неудовлетворительным.

Из постановления бюро ВК Обкома КП(б)К:

«До сих пор многие спецпереселенцы проживают в домах и полуземлянках при недоступной скученности, в силу чего в помещениях грязь, сырость. Это имеет место в ряде бараков треста Алтайстроя, где на 1-го человека приходится 0,8-0,9 кв.м. жилой площади. Особенно бездушно бюрократически относится к хозяйственно-бытовому устройству спецпереселенцев руководство ИртышГЭС. Вследствие чего, большинство спецпереселенцев чеченцев расселенных на территории ИртышГЭС находятся в крайне тяжелых условиях. Большое количество (до 200 человек) могущих работать, не трудоустроены, многие из числа работающих под всякими предлогами (болезнь, не хотят работать) – уволены с работы, тем самым лишены возможностей к существованию, в результате этого допущено массовое заболевание дистрофией, чесоткой, что привело к большой смертности. До сих пор отношение стороны руководства ИртышГЭС к созданию нормальных жилищно-бытовых условий к спецпереселенцам не изменилось и пренебрежительное отношение к ним не изжито, а, наоборот, руководство строительства ИртышГЭС всячески пытается «избавиться» от них» [6: 15].

Отмеченные выше факты говорят о том, что горрайисполкомы, горкомы, райкомы, отделы по хозустройству трудоустройством спецпереселенцев не занимались. В связи с чем бюро обкома КП (б) К приняло постановление:
«1. Потребовать от директора треста Алтайстрой, Лениногорского полиметаллического комбината и председателя УстьКаменогорского горсовета устранить отмеченные недостатки. Предупредить их, что, если они не исправят положение с хозяйственным устройством спецпереселенцев, то обком примет в отношении их строгие меры воздействия.

3. В связи с допущением большой смертности и заболевания дистрофией спецпереселенцев, расселенных в ИртышГЭСстрое, поручить облпрокурору срочно расследовать и виновных в этом привлечь к уголовной ответственности.

4. Обязать облпрокуратуру провести решительную борьбу с разбазариванием выделяемых государством фондов продовольствия для спецпереселенцев, а также с издевательским отношением к спецпереселенцам со стороны некоторых руководителей предприятий и отдельных лиц» [6: 16-17].

Из протокола заседания исполнительного комитета Урджарского районного Совета депутатов трудящихся «О состоянии хозустройства спецпереселенцев Северного Кавказа по колхозу Инталы-Кедей» 20 марта 1946 г. «Исполком Урджарского районного Совета депутатов трудящихся отмечает, что состояние хозустройства спецпереселенцев Северного Кавказа, расселенных на хозустройство в колхозе Инталы-Кедей, является крайне не удовлетворительным. Так из 14 семей, переселенных в колхоз, 8 семей спецпереселенцев на день обследования обнаружены тяжелые материально-бытовые условия. Вследствие этого в колхозе имеются больные и истощенные на почве материальной необеспеченности. Со стороны правления колхоза, а так же инспектора по спецпереселенцам материальной и продовольственной помощи остронуждающимся спецпереселенцам оказано неудовлетворительно.

Более того в 1946 году колхоз получил от сельхозбанка государственную ссуду на строительство спецпереселенцам в сумме 30 тысяч рублей, из которых 13 тысяч рублей израсходовано на приобретение 6 домов, а остальные 17 тысяч рублей использованы не по назначению. Благодаря такому безответственному отношению со стороны правления колхоза некоторые семьи на день обследования были обнаружены вполне пригодных для жилья квартирах. Все это произошло в определенной мере вследствие того, что отдел сельхозбанка не вел контроля, проверки использования ссуды по назначению, несмотря на наличие ссуды, нет письменных указаний. Исполком райсовета решил:

1. За допущенное беззаботное отношение к спецпереселенцам, не создание им необходимых материально-бытовых условий и использование ссуды не по назначению председателю колхоза Инталы-Кедей объявить строгий выговор с предупреждением, за отсутствие контроля к материально-бытовым условиям спецпереселенцев инспектору исполкома райсовета поставить на вид.

2. Обязать правление колхоза Инталы-Кедей немедленно возвратить все ранее проданные в счет ссуды с/п дома и в дальнейшем не допускать выселение последних из проданных им домов.

4. Обязать райздравотдел до 25 марта 1946 г. произвести госпитализацию больных и истощенным оказать необходимую помощь.

7. Предупредить всех в правлении колхозов, что они будут нести строгую ответственность в случае не создания необходимых условий и оказания помощи спецпереселенцам Северного Кавказа» [7: 44].

Из протокола заседания исполнительного комитета Аягузского районного Совета депутатов трудящихся «Об утверждении плана строительства и покупки жилдомов для спецпереселенцев Северного Кавказа» 14 апреля 1947 г.:

«Исполком Аягузского райсовете депутатов трудящихся отмечает, что план обеспечения жилой площади спецпереселенцев Северного Кавказа в 1946 году районом не выполнено, имеется 14 семей спецпереселенцев не обеспеченных жилой площадью.

Исполком решил:
1. Утвердить план строительства жилой площади для спецпереселенцев Северного Кавказа на 1947 год. а) строительство новых домов – 7 б) покупка – 7 в) ремонт домов – 50 г) начать строительство и ремонт с 1 мая 1947 года На общую сумму кредитования 70 тысяч рублей.

3. До начала строительного сезона организовать строительные бригады из самих спецпереселенцев под руководством бригадиров из числа более опытных местных колхозников, закрепив за ними строительство до выполнения плана.

5. Поручить начальнику РОВД тов. Софтенко оказать содействие райуполномоченному разыскать выбывших из района заемщиков ссуд. В дальнейшем все случаи разрешения выезда спецпереселенцев в другие районы за пределы области и республики давать только при наличии справки от сельхозбанка, что за ними не числится задолженности по ссуде» [8: 80]. Много семей с Кавказа было расселено в Лениногорске (на сентябрь 1944 года размещено 2481 семья, 10937 человек) [2: 70].

И многие из них были разбиты: дети оказались в Лениногорске, а родители в других местах. По состоянию на 20 июля 1946 года по Лениногорскому району детей спецпереселенцев, подлежащих обучению в школах, было 2015 человек, из которых в 1945 году обучалось только 53 человека, остальные дети учебой не были охвачены из-за отсутствия одежды, обуви [9: 11]. Для оказании помощи детям-сиротам было собрано 41 913 рублей на приобретение одежды и обуви, ежедневно выдавалось до 2000 завтраков в школах, был открыт детский дом комбината, дети-чеченцы учились в школах № 7, 9, 13, в микрорайонах, где были расселены их семьи, детей-сирот определяли в детские дома. Всего по области на июль 1946 года учтено беспризорных детей чеченцев 90 человек [9: 14].

Из протокола заседания исполнительного комитета Аягузского районного Совета депутатов трудящихся «Об устройстве беспризорных и безнадзорных детей спецпереселенцев чеченцев с колхоза им. Сталина», 9 ноября 1944 г.:

«1. Обязать директора детдома тов. Жуасова устроить в Сергиопольский детдом ниже следующих беспризорных и безнадзорных детей. а) Улбаева И.С. – 12 лет из совхоза Каракол б) Улбаева Айла – 10 лет из совхоза Каракол в) Улбаева А. – 7 лет из совхоза Каракол Магомедов М. – 11 лет из совхоза Каракол Орухаева Джунид – 4 лет из совхоза Каракол Сагитов Магамет – 13 лет из совхоза им.Сталина Сагитов Ашад – 6 лет из совхоза им.Сталина Жабаев Зайна Жабаев Ваха

2. Контроль за выполнением данного решения возложить на зав.райно тов. Мусина» [9: 28].

На начало 1946/1947 учебного года по области числилось детей до 16 лет 10 897 человек, из них школьного возраста 5035 человек, охвачено школами – 1538 человек, детей дошкольного возраста 5862 человека, охвачено детсадами и детяслями 47 человек [10: 129].

На начало 1953 года на учёте спецкомендатур состояло 316 717 чеченцев и 83 518 ингушей. Распределение их по регионам СССР на этот момент выглядело следующим образом:

Распределение депортированных чеченцев по СССР

9 января 1957 года Президиумы Верховных Советов СССР и РСФСР издали совместный Указ об отмене высылки вайнахов и восстановлении Чечено-Ингушской автономной республики. Но выезд чеченцам на Родину разрешили не сразу. Был разработан плановый порядок выезда с 1957 по 1960 год. Инвалид Великой Отечественной войны Мусаев вспоминает:

«Правительственное решение о выселении я встретил в госпитале, где находился после тяжелого ранения. Мою мать с детьми выселили. Такое решение партии и правительства, конечно, ошибочно. Главными виновниками этих несчастий является Сталин и Берия. Теперь эта ошибка исправлена, но выезд на Кавказ нам так и не разрешают. Значит, нас все-таки считают виновными в том, что мы не виновны».

Эта небольшая подборка архивных документов свидетельствует о трагедии целого народа.

ЛИТЕРАТУРА:
1.ГАВКО, Ф.462, Оп.4, Д.39
2. ГАВКО, Ф.1-П, Оп.1, Д.2750.
3. Госархив Урджарского района, Ф.80, Оп.1, Д.210.
4. ГАВКО, Ф.1-п, Оп.1, Д.3888
5. ГАВКО, Ф.1-п, Оп.1, Д.3887.
6. ГАВКО, Ф.1-п, Оп.1, Д.3315
7. Госархив Урджарского района, Ф.80, Оп.1, Д.218.
8. Госархив Аягозского района, Ф.22, Оп.2, Д.13
9. ГАВКО, Ф.1-п, Оп.1, Д.3979.
10. Госархив Аягозского района, Ф.22, Оп.2, Д.8
11. Земсков В.Н. Спецпоселенцы в СССР. 1930-1960 гг. М.: Наука, 2005, с. 210-224

Материалы международной научно-практической конференции «ЗНАТЬ, ЧТОБЫ НЕ ЗАБЫТЬ: ТОТАЛИТАРНАЯ ВЛАСТЬ И НАРОД в 20 — начале 50-х годов ХХ века»
30-31 мая 2014 года