Создание и деятельность независимых общественных организаций в Казахстане

Создание и деятельность независимых общественных организаций в Казахстане

В развитии независимого общественного движения в Казахстане можно выделить ряд этапов:

1 этап (осень 1986 — весна 1987 гг.) — зарождение независимых общественных организаций;

2 этап (лето 1987 — лето 1988 гг.) — экологическое движение;

3 этап (лето—зима 1988 г.) — выделение политических структур.

Первый этап условно можно назвать этапом клубов, так как первые независимые, т.е. не организованные властью организации стали создаваться в молодежной среде в виде различного рода дискуссионных, политических и т.п. клубов. Создавались они часто под эгидой комсомола, соблюдали внешнюю лояльность к режиму, в дискуссиях, “политических боях”, “круглых столах” не выходили, как правило, за пределы темы “совершенствования социализма”.

Несмотря на немногочисленность этих организаций, их главное значение заключалось в том, что в среде клубов появились первые группы диссидентской молодежи, имеющие и, что еще более важно, могущие отстаивать собственную точку зрения независимо от официальной линии. В этот период начали зарождаться и национально-оппозиционные структуры среди казахской молодежи, но естественный процесс был прерван декабрьскими событиями 1986 года в Алма-Ате.

Летом 1987 года в республике стали появляться самодеятельные организации преимущественно экологического направления. В июле 1987 года в Павлодаре была образована группа, борющаяся против строительства в городе комбината белково-витаминных концентратов.

С августа 1987 года в Алма-Ате начала действовать социально-экологическое объединение “Инициатива”, в ноябре под эгидой Союза писателей Казахстана был образован Общественный комитет по проблемам Балхаша и Арала.

Вес организации, возникшие в 1987 году, занимались исключительно экологическими проблемами (политика в то время была запретной темой) и имели официальную “крышу” (например, “Инициатива” была создана при Обществе охраны природы); в основной массе первых самодеятельных экологических организаций преобладала молодая русскоязычная интеллигенция.

Весной 1988 года происходил дальнейший бурный рост экологического движения. Этот процесс завершился созданием в июне 1988 года “Зеленого фронта”, объединившего в своих рядах в тот момент все экологические и “околоэкологические” объединения. Постепенно география экологического движения расширялась и на другие области Казахстана.

Важно отметить, что экологические группы, в отличие от политклубов, занимались не только дискуссиями, но нередко пытались изменить конкретные хозяйственные решения, принятые теми или иными органами власти. Столкновения с бюрократическим аппаратом часто приводило последних к мысли о необходимости открытой политической борьбы с режимом. К политической борьбе подталкивало экологов и наличие и некоторых группах (особенно в Алма-Ате) активного политизированного крыла. В условиях запрета на политическую активность экологические объединения нередко становились единственной “крышей” для открытых выступлений оппозиционеров.

Толчком к началу формирования собственно политических организаций послужила дискуссия накануне ХГХ конференции КПСС, впервые четко размежевавшей “демократические” и “консервативные” силы. В преддверии партконференции в Алма-Ате, Павлодаре и других городах страны были созданы дискуссионные клубы, объединяющие представителей, в основном, гуманитарной интеллигенции. В июле 1988 года была создана первая в Казахстане политическая организация – клуб “Перестройка” в г. Кентау, созданный по образцу одноименного ленинградского объединения.

Как и во многих регионах, среди “неформалов” Казахстана все более распространялась идея организации, консолидирующей народные усилия “в поддержку перестройки”, против консервативного аппарата. В этих условиях, под впечатлением успехов прибалтийского и московского движения, в октябре 1988 года активистами политизированного крыла “Зеленого фронта” был провозглашен “Алма-Атинский народный фронт”. “Фронт” насчитывал не более трех десятков человек, преимущественно русскоязычной интеллигенции и, очевидно, не мог рассчитывать на массовую поддержку. Несмотря на это, провозглашение “Народного фронта” вызвало испуг властей и послужило началом широкой кампании репрессий против активистов “неформальных” групп.

Самодеятельные объединения продемонстрировали устойчивость к давлению властей и пользовались все более растущей поддержкой. В то же время политические и экологические группы в различных городах действовали разрозненно, часто не имели связи друг с другом; никто из известных в республике лидеров не вошел в руководство этими организациями; общественное мнение в массе было консервативным и с опаской смотрело на независимые политические инициативы; наконец, будучи отстраненными от участия в реальной политике, многие объединения основное время уделяли дискуссиям и составлению малоосуществимых планов и деклараций.

Следует также иметь в виду, что если в других республиках основным способом мобилизации общественной поддержки “неформалов” были несанкционированные митинги, то в Казахстане их проведение было совершенно невозможным из-за страха властей перед возможностью повторения событий декабря 1986 года.

Первой массовой общереспубликанской организацией в Казахстане стало антиядерное движение “Невада-Семипалатинск“. Движение было организовано в конце февраля 1989 года по инициативе поэта О. Сулейменова, возглавлявшего Союз писателей республики, и быстро распространилось по Казахстану. Основным фактором его успеха выступила массовая поддержка движения казахским населением республики, которое справедливо воспринимало полигон как национальную трагедию своего народа.

Чрезвычайно важную роль в развитии движения “Невада-Семипалатинск” сыграла фигура его основателя и лидера О. Сулейменова, который представлял собою общенационального лидера, а его высокий официальный статус исключал бесцеремонное вмешательство в дела “Невады” низшего эшелона властей и карательных органов.

Хотя антиядерное движение было внешне лояльным (об этом говорит даже его первоначальное название — “Невада”), оно, как и более ранние самодеятельные экологические структуры, постепенно радикализировалось и втягивалось в политическую борьбу, поскольку постоянно сталкивалось с нежеланием властей пойти на уступки в отношении полигона.

После прихода к власти Н. Назарбаева летом 1989 года, антицентристская ориентация “Невады” была поддержана республиканскими органами и движение получило возможность проведения многотысячных митингов и других массовых акций, запрещаемых другим организациям. Кульминацией антиядерного движения стали многотысячные митинги и марши в Семипалатинской области в августе 1989 года, в годовщину взрыва атомных бомб в Японии в 1945 году.

В декабре 1988 года по призыву оргкомитета всесоюзного антисталинского общества “Мемориал”, в преддверии его учредительного съезда, были образованы группы “Мемориала” в Целинограде и Алма-Ате. В Алма-Ате “Мемориал” подвергся жесткому давлению правоохранительных органов, пытавшихся не допустить участия его членов в московском съезде.

Учитывая растущую поддержку идеи “Мемориала”, власти весной 1989 года изменили тактику и попытались внести раскол в республиканское движение, изолировав ориентированное на Москву политизированное ядро. Раскол проводился, в основном, на национальной почве, под эгидой “суверенитета” республиканской организации’ Использовалось и натравливание бывших лагерников, многие из которых жили в стесненных материальных условиях, на “демагогов-политиканов'”. Результатом явилось параллельное формирование “Мемориала” и “Адилета” и конфликты на учредительных конференциях в Алма-Ате, Целинограде и других городах. Деятельность этих обществ сводилась к изучению механизма репрессий сталинских времен, помощи репрессированным, поиску мест массовых расстрелов и организации других подобных акций, вызвавших значительный общественный резонанс.

Новой составляющей самодеятельного движения стали рабочие комитеты, образовавшиеся, в основном, в Карагандинской области в ходе массовых шахтерских забастовок летом 1989 года (ежедневно в забастовках принимало участие до 15 тыс. человек). Карагандинские шахтеры ориентировались на рабочих других угледобывающих регионов и мало интересовались республиканской политикой (исключением стало требование закрытия Семипалатинского полигона).

Таким образом, развитие самодеятельных структур в Казахстане шло в нескольких направлениях. В 1989 году завершился процесс организации областных экологических объединений, которые постепенно переходили от мобилизации общественного мнения к практической реализации экологических проектов.
Активные процессы происходили и в национальных организациях. Весной 1989 года казахская молодежь образовала неофициальное политическое общество “Форум”. Летом 1989 года возникло общество “Желтоксан”, объединившее репрессированных участников событий в Алма-Ате декабря 1986 года. Тогда же был создан Казахстанский общественный комитет по правам человека, основной задачей которого было провозглашено расследование обстоятельств произошедшего в декабре 1986 года в Алма-Ате.

Кроме того, начиная с весны 1989 года, в республике стали формироваться многочисленные объединения казахской национальной культуры, национально-культурные центры других народов, проживающих в Казахстане. Основным центром самодеятельных организаций в этот период стала Алма-Ата, которая в плане политических свобод для “неформалов” все сильнее отрывалась от областных центров.

Процесс формирования независимых движений логично завершился их объединением. Осенью 1989 года была создана Ассоциация независимых общественных организаций Казахстана (АНООК). Тогда же образовался независимый профсоюз кооператоров и арендаторов “Бiрлесу” и республиканское общество “Казак тiлi”.