В первой половине 20-х годов

Казахстан в первой половине 20-х годов

С победой советского режима Казахстан, как и многие другие окраины бывшей Российской империи, стал ареной для многочисленных социально-экономических экспериментов властей, в том числе и процесса перехода «отсталого» полукочевого хозяйства на «социалистические рельсы». При этом ставилась задача «догнать» в развитии европейские народы России, т.е. перейти на европейскую модель экономики — пашенное земледелие и развитую индустрию. При этом в большинстве случаев не учитывались ни своеобразие культуры народа, ни экологические условия. Однако в первой половине 20-х годов, когда речь шла о выводе хозяйства из кризиса, вызванного войной, процесс «социалистического строительства» еще не стал доминировать в хозяйственной жизни республики.

Экономика Казахстана. Обеспокоенное размахом крестьянских волнений в стране правительство в марте 1921 г. идет на некоторую либерализацию экономики, одним из основных элементов которой стал переход от продразверстки к фиксированному продналогу. Производители получили право продавать излишки на рынке, что привело к некоторой стабилизации сельского хозяйства. Начинает расти посевная площадь, достигшая к 1925 г. 3 млн. га. Значительно увеличился валовой сбор зерновых, почти вдвое по сравнению с 1922 г. увеличилось поголовье скота. Определенную роль в выходе сельского хозяйства из кризиса сыграли аграрные реформы, проведенные в Казахстане в начале 20-х годов. В феврале-апреле 1921 г. казахам были возвращены земли в десятиверстной полосе вдоль Иртыша и Урала, ранее принадлежавшие казачьим войскам, в 1921-22 г. была предпринята земельноводная реформа в Туркестане, в состав которого входили Семиреченская и Сырдарьинская области, по которой казахам были возвращены земли, конфискованные в 1916-17 гг. и установлен более справедливый порядок землепользования.

В промышленности и транспорте продолжала сохраняться тяжелая ситуация. Небольшой подъем испытывает легкая и пищевая промышленность, большая же часть горнодобывающих предприятий, в т.ч. Риддер, Спасский завод, Карагандинские и Экибастузские копи бездействовали. Исключение составляла лишь нефтедобывающая промышленность, доведшая добычу нефти до довоенного уровня. Медленно шло восстановление транспорта и особенно железных дорог. Все строящиеся линии предназначались для вывоза из республики продуктов сельскохозяйственного производства.

Общественно-политическая ситуация. Несмотря на некоторую либерализацию экономики, в политической жизни нарастали тенденции усиления авторитарной власти и диктата коммунистической партии, постепенно заменявшей собой государственный аппарат. Кроме того, провозглашение автономии во многом оказалось номинальным, и Казахстан так и не получил реального самоуправления. Большая часть промышленных предприятий и железные дороги находились под непосредственным управлением Москвы. Антидемократичные избирательные законы, представляющие преимущества рабочим, приводили к ограничению числа казахов в правящей элите. В 1922 г. в партийной организации Казахстана удельный вес казахов был всего 6,3%, из 163 делегатов I областной партконференции было всего 19 казахов, в 1920 г. казахи составили всего 17% общего числа промышленных рабочих.

В южных областях Казахстана, входящих в состав Туркестанской АССР, положение было еще более сложным. Попытка коммунистов коренных национальностей в 1920 г. изменить ситуацию путем объединения центральноазиатских республик в единую Тюркскую республику, создания Коммунистической партии тюркских народов привела к вмешательству центральных властей. В Ташкент была направлена комиссия ВЦИК и Совнаркома РСФСР (Турк. комиссия), все решения местных партийных органов о Тюркской республике и компартии отменялись, краевой комитет партии был распущен, а инициаторы реформ во главе с Т. Рыскуловым вынуждены были подать в отставку и уйти с партийных и государственных постов. Только в 1922 г. после официального признания своих «ошибок» они смогли вернуться к руководству республикой.

Особенно жесткие формы преследование проявлений национальной идеи принимает после прошедшего в июне 1923 г. совещания в ЦК РКП(б). На этом совещании критике подверглись лидер татарских коммунистов Султангалиев и поддерживавшие его представители национальных окраин, в т.ч. и Т. Рыскулов. Султангалиев был обвинен в национализме, связях с басмачеством и стремлении свергнуть Советскую власть. На представителей национальной интеллигенции обрушились репрессии. Еще в 1922 г. со всех руководящих постов были смещены бывшие члены партии Алаш, а в 1924 г. ряд казахов-коммунистов были отозваны из республики в центр.

Часть местных коммунистов тем не менее выступили против гонений на «алашординцев». Так, С. Садвакасов постоянно призывал к широкому привлечению представителей либеральной интеллигенции к руководству. Аналогичную позицию занимал один из туркестанских лидеров С. Ходжанов. Последний выступил с идеями о национальном размежевании внутри Казахстана с целью создания национально однородного государственного образования. Тем не менее, центр продолжал политику подчинения национальных окраин. Основными проводниками этой политики в Казахстане стали Н. Ежов и Ф. Голощекин, присланные в республику для «усиления» партийной организации. Н. Ежов прибыл в Казахстан в 1923 г. на должность секретаря Семипалатинского Губкома, а в 1924 г. стал заведующим организационно-инструкторским отделом обкома партии и контролировал кадровые вопросы. Ф. Голощекин в 1925 г. был избран первым секретарем республиканской партийной организации. С его приходом к власти общественно-политическая ситуация в Казахстане значительно ухудшилась.

Национально-государственное размежевание. Идея присоединения к Казахстану Семиреченской и Сырдарьинской областей, входивших в состав Туркестана, возникла еще в период гражданской войны. Казахское население этих областей постоянно высказывалось за объединение с северными районами в одну республику. Это совпадало и с планами центральных властей, заинтересованных в расчленении Туркестанской республики для ослабления пантюркистских и панисламистских идей в Центральной Азии. В 1924 г. ТАССР была упразднена и разделена на Узбекскую и Туркменскую республики, а чуть позже возникли Киргизская и Таджикская республики. Южные области были присоединены к Казахстану. Часть Оренбургской губернии вместе с городом Оренбургом была передана России, в связи с чем возник вопрос о новой столице Казахстана. Выбор пал на центр Сырдарьинской области Перовск, переименованный в Кызыл-Орду. Объединение всех казахских земель в составе одной республики стало важной вехой в истории казахского народа и несмотря на трудности того периода, сыграло очень важную роль в создании казахской государственности.