Жилище и одежда

Жилище.
Одна из наиболее важных составляющих материальной культуры — предметы быта, обихода и в первую очередь жилище и одежда. Жилище представляет собой комплекс построек, обслуживающих различные нужды семьи, и в первую очередь, бытовые и хозяйственные. У кочевников Казахстана в средние века было два типа жилищ-мобильные и стационарные. Самой известной формой мобильного жилища была юрта. Она появилась еще в первом тысячелетии до н.э. и в средние века приобрела современный вид. Юрта является плодом народного творчества, наиболее приспособленной и удобной при кочевом способе производства формой жилища. Юрта состояла из двух основных компонентов -деревянного каркаса и войлочного покрытия. В свою очередь каркас составляется из нескольких частей — основы, купола и купольного навершия. Юрта быстро собиралась и разбиралась, средняя юрта могла транспортироваться двумя лошадьми или одним верблюдом.


В книге анонимного автора «Худуд-ал-Алем» отмечается, что кимаки «живут в юртах летом и зимой». Побывавший среди тюрок китайский поэт Бо-Цзюй посвятил ей стихотворное описание. Он описывал обыкновенное жилище кочевника среднего достатка. Ханская юрта поразила воображение придворного византийского императора Менандра Протектора. Он описывал шатер с золотым троном, который был настолько легок, что его могла тащить одна лошадь.

Преимущества юрты перед другими видами мобильного жилища (шатры, палатки и т.д.) были отмечены соседями. Так, юрты были широко распространены в армии средневекового Китая, у народов Средней Азии.
Кроме юрты широко использовался другой вид мобильного жилища — повозка-кибитка. Итальянский путешественник Плано Карпини писал: «Иные жилища скоро разбираются и опять складываются и навьючиваются на скотину (юрта), другие же разбирать нельзя, а ставят их на повозки. Куда бы они не ходили на войну или с места на место, всегда берут их с собой». В такую повозку в зависимости от величины впрягали от двух и более быков, а иногда и верблюда. Устроена она была по аналогии с юртой, но не разбиралась. Повозки, составленные вокруг, образовывали защитное сооружение.

Как пишет Иби-Батута, повозки кыпчакской знати обтягивались шелком, сукном. При перекочевке повозки выстраивались в такие длинные ряды, что занимали огромное пространство, представляя причудливую картину движущегося города.

В походах и на охоте и в некоторых других случаях кочевники использовали более простые виды жилища-шалаши из различных частей каркаса юрты, шатры, войлочные палатки.

На местах зимовок кочевники Казахстана строил и стационарные жилища и хозяйственные помещения. Одним из древнейших видов постоянного жилища был «тошала» или «шоша-ла», построенный по принципу юрты. Стены его сооружались либо из камня, либо из бревен, восьмиугольным срубом. Коническая крыша делалась из жердей, тальника и покрывалась войлоком, камышом, обмазывалась глиной. Хозяйственные помещения сооружались из плетня в два слоя. Промежуток между ними заполнялся золой для теплоизоляции. Были распространены различные виды землянок и полуземлянок. В районах, где не было леса, стены возводили либо из камня, либо из необожженного саманного кирпича.
Одежда.
Одежда кочевников была также приспособлена к жизни в степи и способам хозяйствования степняков. В средние века в одежде продолжают развиваться традиции, заложенные в усуньское и кангарское время. Традиционным видом верхней одежды у тюрок, туркешей и карлыков был длинный халат с высоким воротником, запахивающийся на правую сторону. Головной убор напоминал современный казахский тымак. Халат перепоясывался наборным поясом, либо кушаком. Мягкие замшевые или кожаные штаны заправлялись в войлочные сапоги без каблуков.
Зимой тюрки и карлыки носили меховые шубы, а летом вместо тымака — легкую войлочную шляпу с узкими полями. Женщины одевали платья и халаты, которые шились из привозной хлопчатобумажной или шелковой ткани.

Своеобразной была одежда кангар-печенегов и кыпчаков. В отличие от тюрок и карлыков они носили короткие кафтаны без рукавов, поверх которых одевались легкие халаты из замши и кожи, либо из тканей. Обувь чаще всего была на высоком каблуке, очень неудобная при ходьбе, но прекрасно приспособленная к верховой езде — каблуки позволяли крепко держать стремя. Широкие штаны кыпчаки и кангары не заправляли в сапоги, а носили навыпуск. Самым распространенным видом головного убора были войлочные колпаки с широкими полями и высокой тульей. Зимой носили меховые круглые шапки и тымаки. Женщины одевали платья из цветных тканей, короткие кафтаны из замши и кожи. Знать одевалась более богато, чем простые кочевники.

Некоторое представление о богатстве каганского рода может дать описание буддийского монаха Сюань-Цзаня, посетившего в начале VII в. ставку западно-тюркского Ябгу кагана. Встретив кагана во время охоты, путешественник был поражен роскошной одеждой охотников. «Каган был одет в халат из зеленого шелка,- пишет он. — Его сопровождали более двухсот тарханов, одетых в халаты из парчи, заплетенными в косы волосами. Остальные воины, облаченные в одежды, подбитые мехом, и мягкие головные уборы, держали бердыши, луки и знамена. Их лошади были прекрасны. Едущих на верблюдах и лошадях было столько, что невозможно охватить взглядом». Говоря далее о юрте кагана, он сообщает, что «рябило в глазах».

Вся эта роскошь не могла дойти до нас. Дерево и меха истлели, золото и серебро переплавлены. Но письменные источники пронесли сквозь века сведения о богатой и неповторимой культуре, и они заслуживают большего доверия, чем немногочисленные археологические находки.
Таким образом, мы видим, что в V-XII вв. на территории Казахстана развивалась не только скотоводческая кочевая культура, но и оседло-земледельческая и городская, они взаимовлияли друг на друга и взаимообогащались.

Мы видим, что материальная культура народов Казахстана была максимально приспособлена к требованиям адаптации к природной среде и полностью отвечала функциям жизнеобеспечения и материального производства.